Экстрим - бегство от жизни

Недавно известный австрийский парашютист Феликс Баумгартнер совершил затяжной прыжок из стратосферы с высоты 39 километров.  В свободном  падении он преодолел скорость звука, установив новый мировой рекорд. По признанию самого спортсмена, во время падения он терял сознание и не был уверен, что останется жив.

Экстремальные развлечения или, как сегодня говорят, «экстрим» становятся все более популярными в молодежной среде. Не замечать этого невозможно. Но ради чего же десятки, сотни тысяч  молодых  здоровых людей, подвергая смертельному риску свою жизнь, прыгают с высоких зданий и мостов, лезут на «тарзанку», цепляются за вагоны мимо проходящих поездов? Зачем нужно выделывать безумные трюки на велосипедах, съезжая и кувыркаясь с перил эскалаторов, преодолевая городские препятствия и перепрыгивая через автомобили?  Где же та грань между здоровым преодолением себя и саморазрушением личности человека?На этот счет существуют неоднозначные мнения. Кто-то считает, что экстремальные увлечения могут быть  своеобразным путем развития личности, другие специалисты полагают, что это показатель глубокой депрессии, которая компенсируется получением предельно острых ощущений. Но в одном мнении большинство экспертов сходятся: в ряде случаев занятия экстримом являются проявлением «аутоагрессии», то есть активного желания причинить себе вред – как физический, так и психический.

Убью себя красиво

Зачем же человек хочет причинить себе вред, занимаясь экстремальными видами спорта? Осознанно он, конечно же, этого не желает. Каждый экстремал будет  отрицать намерение поскорее умереть с нераскрывшимся парашютом за спиной.

На такое поведение человека может толкать скрытая депрессия, которая копилась годами, – и теперь больной занимается «самолечением». Вероятно, вы не раз слышали, что с помощью экстремальных развлечений якобы можно спастись от скуки и безрадостности «серой» жизни.

Жизнь современного человека на первый взгляд стала более безопасной и комфортной, как никогда прежде в истории человечества. Но и как никогда прежде сегодня человек потерял опору в своей жизни, сдвинулись ориентиры его эксзистенциально-личностной установки, он не видит смысла своего существования. Идет поиск новой опоры, желание самоутвердиться через обретение мнимого смысла и получение острых ощущений. Поэтому особенно в последнее время происходит лавинообразный рост экстремальных видов спорта и увлечения ими. Индустрия развлечений бесперебойно выдает технические новинки любителям пощекотать нервы.

Но зачастую человеку, окунувшемуся в экстрим-индустрию, становится мало прежних ощущений. Плоть требует все больше и больше адреналина. От обычной, «серой», на его взгляд,  жизни он уже не в состоянии получать настоящие радости и удовольствия, а тот кайф, который он получает от экстремальных суррогатов уже не может его насытить. Сознательно экстремальщик понимает, что он «подсел» на ощущения, и как любой зависимый человек рано или поздно узнает, что такое уныние, за которым скрывается так называемое «антивитальное» настроение, которое является проявлением скрытой депрессии и ранним этапом суицидального поведения.

Такой человек зачастую чувствует себя одиноким и ненужным – вне, разве что, экстремальной ситуации. Здесь-то он король!  В этом проявляется нарциссический тип личности экстремала, при котором он любуется собой во время прыжка или автогонки. Здесь он великий, он герой, но в нормальной жизни, когда его не замечают, он чувствует себя буквально ничтожеством.

Модно погибать молодым!

Еще одна причина экстремальных суицидальных наклонностей, как ни странно, – общественное мнение. Вокруг суицида и саморазрушения существует романтический ореол. Для неокрепших подрастающих умов смерть – один из вариантов протеста против мира взрослых.

Подражательный суицид – побочный продукт социализации человека. Так, смерть «лихого байкера», харизматической личности, воспринимается порой подростками как модель решения любой психотравмирующей проблемы, а на самом деле является просто временным уходом от реальной ситуации. Из уст современных молодых людей нередко можно услышать, что они не хотят дожить до старости со всеми ее минусами, но блеснуть максимально ярко и уйти в  расцвете сил.

Экстрим и вера

Конечно же, далеко не все люди, занимающиеся экстремальными видами спорта, скрытые самоубийцы. Но где же грань? Норма и психическая патология отделены друг от друга мерой осознанного и оправданного ситуацией риска. Одно дело прыгать с парашютом осваивая военные навыки в воздушно-десантных войсках, другое - лазить по крышам высоток без страховки. Ибо написано: не искушай Господа Бога твоего (Мф. 4, 7). А рисковать жизнью лишь ради собственного тщеславия право не стоит.

При оценке психического состояния экстремала учитывается его мотивация. Чего он хочет добиться своим поведением? Одно дело – показать своим примером ресурсы человеческих возможностей и силы духа, и может быть, через это преодоление неосознанно открыть себе Бога. Один священник рассказывал, что прихожанка его храма любила с мужем лазить по горам. И вот однажды они попали в сильный туман - ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Решили остановиться, поели, легли спать. Утром просыпаются - тумана нет, а они лежат в полуметре от края огромной пропасти, и рядом множество венков и крестиков, где масса людей погибла. Тогда они встали на колени и помолились - впервые в жизни.

Но совсем другое – это  эгоцентрическое намерение показать себя в гонках наперегонки со смертью, получение адреналиновой дозы, поиска «состояний» или желанием уйти от проблем, - это уже, по сути, вызов Богу. Возможна и демонстративно-шантажная мотивация – то есть желание извлечь пользу из сочувствия зрителей. Например, экстремальщик использует страх любимой девушки как путь к ее сердцу.

Неоспоримо одно - в нашем разнеженном, комфортном мире «экстрим» может стать своеобразной формой психологической закалки. При повальной беспомощности и инфантильности может очень пригодиться умение не паниковать в то и дело возникающих «нештатных ситуациях». Иногда это может спасти жизнь...

Экстрим – моя религия

Так называется одна из групп в социальных сетях. Этот девиз стал смыслом и наполнением жизни сотен тысяч людей по всему миру. Кстати, просмотрев всего одну из популярных сегодня социальных сетей, я сбился со счета после шестой сотни действующих в России экстрим-групп. Задумайтесь, около 600 групп любителей экстрима только в одной социальной сети. Некоторые группы имеют в своих рядах более 100 000 подписчиков. Вот некоторые описания целей образования таких групп:  «Экстрим - как образ жизни, если тебе знакомо леденящее чувство адреналина в крови, и жажда острых ощущений не покидает тебя.... ты НАШ человек!!!!! Мы рады тебе!!!», или вот другое: «Если вы готовы прыгнуть с парашютом, совершить безбашенный прыжок с моста с верёвкой, слезть с дома без страховки, то вам сюда!!!!!!!!!)))))).  Или вот еще: «Экстрим – это украшение жизни, а не способ с ней красиво расстаться»; «Экстрим - способ поднять уровень адреналина в крови, пощекотать свои нервы. Эктремальными называют действия, представляющие опасность для жизни и потому будоражащие кровь».  

Философия экстрима


Итак, мы являемся частью цивилизации, менталитет которой, с одной стороны, требует спокойствия и безопасности, а с другой – подвержен неудержимой страсти острых ощущений. Современные социологи пользуются специальным термином – «общество риска». Философия экстрима состоит в достижении обостренного чувства жизни путем постоянного балансирования на грани жизни и смерти.

Парадоксально, но для экстремала самый страшный риск – риск… быть живым! Когда автогонщик на крутом «Ferrari» несется со скоростью авиалайнера по взлетной полосе, то в этот момент смерть не заглядывает ему в глаза, но стоит ему остановиться, как он начинает бороться с жизнью. Для экстремала – его образ жизни - это победа над жизнью, а не над смертью. На самом деле его жизнь - это бегство от жизни. В реальной обычной жизни такой человек чувствует пустоту, бессмысленность, отсутствие собственной  реализации. Поэтому в экстриме человек борется не со смертью, но с собственной жизнью.

Можно долго размышлять на эту тему… Однажды я спросил одного знакомого спортсмена-экстремала: «Зачем»?  Он, немного подумав, ответил: «Если Вы об этом спрашиваете, то никогда не поймете ответа». Может действительно не всем дано понять смысл суррогатного экстремального существования? 

 

www.effafa.ru

Комментарии

Отправить комментарий

Отправляя эту форму вы принимаете политику конфиденциальности Mollom (antispam)