Большие мечты маленькой общины: жизнь общества глухих при Покровском соборе Енакиево

Общаясь с этим светлым человеком, зажигаешься его энергией и вдохновляешься его идеями. Елена Евгеньевна Прендкович — сурдопереводчик — ведёт при Покровском соборе города Енакиево воскресную школу для глухих людей. Приходя в храм, эти люди не только участвуют в богослужении, которое Елена Евгеньевна переводит для них на язык жестов, но даже поют. О жизни, планах и мечтах православной общины глухих — в её рассказе.

  

История одной мечты

— Мне всегда хотелось применить себя в Церкви, послужить для неё. Как это сделать? Петь на клиросе — голоса нет. Я очень почитаю святого праведного Иоанна Кронштадтского и молилась ему, чтобы он помог, вразумил. И однажды я увидела по телевизору передачу о глухонемых людях и загорелась желанием помочь им! Причём в семье у нас никто не был глухонемым или глухим.

Во время моего паломничества в Георгиевский монастырь Киева я познакомилась с православной общиной глухонемых и загорелась мечтой выучить их язык. Так я познакомилась с их языком и помогала этой общине, а затем глухим, приходившим на богослужение в храм праведного Иоанна Кронштадтского в городе Кировское.

До 2013 года я участвовала в конференциях, которые проводились для сурдопереводчиков, и приобретала там знания. С началом войны все глухие разъехались из Кировского, конференции тоже уже не проводились. А мечта осталась, и знания остались. Очень большая и тщательная работа с такими людьми ведётся в сектах, у «свидетелей Иеговы» и в других, и мне было обидно, что такой работы нет у нас.

В октябре 2016 года о моей мечте услышал благочинный Енакиевского округа протоиерей Алексий Суетин и пригласил меня сюда. Теперь при Покровском соборе каждый понедельник мы собираемся с глухими на литургии, а потом идём в воскресную школу. Я часто бываю в Енакиевском городском обществе глухих. По средам и субботам у меня там приёмные дни. При обществе открыта православная библиотека, организуются паломничества. Наш приход помогает глухим и материально — собирает и привозит для них гуманитарную помощь.

Мир, в который не долетает звук

До того, как у нас появилась воскресная школа, глухие бывали в храме лишь изредка. Заходят, свечечку поставят, помолятся про себя и уходят. Ведь ничего не слышно, ничего не понятно! В воскресной школе я даю им домашние задания, например, каждому подготовить рассказ о каком-то пророке. Они говорят: «Мы столько узнали нового! Почему же так поздно?» Мы учимся вместе — и я рядом с ними учусь, заново вместе с ними воцерковляюсь. Они и рисуют, и поют — жестами — талантливые люди!

Очень сложно их повести за собой — они недоверчивы, замкнуты, скрытны. Их немало обижали в жизни. Эти люди замкнулись в себе и боятся, что их поведут не туда, обманут. Но если они доверяют вам — они открываются. И оказывается, что это настолько искренние и честные люди, заботливые, любящие! Им посмотришь в глаза — это целый мир! А в православии они вообще как дети, для них всё новое. Самое главное — участвовать в их жизни и не обмануть их. Больше всего я боюсь потерять их доверие.

У нас в воскресной школе проходят встречи со священником — я перевожу. Часто бываем в Корсуни — это посёлок в Енакиево, очень тихое и уютное место. Там в Вознесенском храме нас встречает отец Николай Соколов. Мы вместе собираемся за чаем, общаемся со священником.

Священники учат язык жестов. Приходят и спрашивают: «А как будет это? А как то?» Нашим нравится, как они «говорят» эти жесты. Например, у отца Алексия Каменева очень красиво и плавно получается.

Поющие руки

Богослужение не просто переводится — оно адаптируется для этих людей. Каждый жест, как и слово, имеет своё значение. Если переводить дословно тропари, кондаки, — много жестов, они устают. Во время тропарей и величаний я рассказываю им о том, что сегодня — память такого-то святого, немного о нём.

Я только учусь этому языку. Хотелось бы приобрести больше опыта, поехать в какой-то храм, посмотреть, как там проходит работа. Как передать торжественность момента, напевы? Это всё я пытаюсь сделать жестами. Я не просто переводчик, но призываю их участвовать в церковной жизни, жить этим.

 

 

 

Существуют переводы богослужебных текстов, Священного Писания на язык глухих. Денис Заварицкий при университете имени Герцена в Киеве перевёл литургию на язык жестов. Если церковнославянский текст — всегда один и тот же, неизменный, то здесь допускаются варианты, как в случае с переводами на разные диалекты. Ведь и у глухих не язык, а местный суржик: им понравился этот жест, и они его используют в общении. Я общалась с белорусами — у них тоже есть перевод литургии на язык жестов, но он другой. Есть хороший фильм о языке глухих «Услышь меня» — обязательно посмотрите, очень интересно!

Евангелие и Апостол они переводят сами — им это нравится, они к этому тянутся. Поют жестами: может быть, слышали такое выражение — «поющие руки»? Многие в храме поначалу шикали: отойдите, не мешайте! — они глухие, но не немые, иногда непроизвольно издают звуки. А эти люди должны по центру стоять, чтобы всё видеть и понимать.

Богослужения они посещают в нашем храме, а в другие ездят пока просто на ознакомительные экскурсии. Недавно мы посещали храмы Горловки — храм Спаса Нерукотворного Образа, Николаевский и Богоявленский соборы. В храме Нерукотворного Образа нас встретил настоятель — архимандрит Тихон (Кондрашов). Он рассказал нам о храме, о росписи, подарил каждому иконку, книжку. В других храмах нас тоже встречали священники. Глухие люди не ожидали такого внимания.

Зимой, 2 января — в день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, — мы были в его храме в Кировском. Нам показывали фильм о храме, каким он был до войны. 12 июня ездили в Касперовский монастырь, тоже на экскурсию. Хочется в будущем сделать такую поездку с литургией, а ещё совершать совместные паломнические поездки с остальными прихожанами храма.

Для государства их не существует

Воскресных школ для взрослых с ограниченными возможностями у нас очень мало. К нам в Енакиевское городское общество глухих приезжают люди из Донецка, Макеевки, Докучаевска, Тореза — и все удивляются, что есть такая маленькая, но сплочённая община при нашем храме!

 

Сейчас в воскресной школе у нас только взрослые. Глухие дети обучаются в школах-интернатах, туда сложно попасть и как-то их привлечь. Я хотела сделать театр для этих детей. Мы помогаем глухим мамам билетами для детей на разные утренники, стараемся привлекать их.

Работа с глухонемыми и глухими в регионе очень запущена, особенно работа с детьми в интернатах для глухонемых. Общества глухих, слепых, колясочников юридически не были зарегистрированы ни раньше, до войны, ни сейчас. Для государства их не существует. Их члены понимают, что надеяться на любое государство — это обманывать себя. Сейчас плачевное состояние этих обществ. Люди продуктивного возраста — 30, 40, 50 лет, которые могли бы что-то делать, чем-то заниматься, пытаются что-то выбить у государства, какую-то гуманитарку…

Хотелось бы, чтобы были ещё помощники, чтобы кто-то из прихожан, особенно молодых, присоединился к этому делу. Моя «мечта идиота» — епархиальный православный центр для людей с ограниченными возможностями, куда бы могли приходить и колясочники, и слепые, не только глухонемые. Сделать альтернативу таким обществам. Мы, православные, должны помочь им.

Я — как больной человек. Глухие, немые — это моё заболевание. Мой номер телефона по городу гуляет — все звонят, узнают, спрашивают. Я окрылённая после них, они как родные, мне плохо без них. Собираюсь вместе с ними сделать наш «семейный фотоальбом» — ведь мы все как одна православная семья.

Записала Мария Цырлина

Фото Анатолия Смирнова

www.gorlovka-eparhia.com.ua

Комментарии

Отправить комментарий

Отправляя эту форму вы принимаете политику конфиденциальности Mollom (antispam)