Несвятой святой. Памяти иеромонаха Максима (Хивинцева)

Весной этого года скончался иеромонах Максим (Хивинцев), священник Горно-Алтайской епархии, настоятель пяти храмов на Телецком озере и архиерейского подворья на острове Патмос в селе Чемал. В завершающей части трилогии – воспоминания руководителя паломнической службы (Николая Николаевича Соколова); жителя Москвы, который крестился в Телецком озере и стал прихожанином храма в с. Артыбаш; и нового настоятеля храма, который будет продолжать дело отца Максима.

По стопам алтайских миссионеров

Телецкое озеро на Алтае признано одним из природных символов России, наряду с озером Байкал и Волжским бассейном. Президент поручил Правительству Р Ф разработать программу по сбережению этого уникального водоёма. Масштабный проект предполагает строительство современных пирсов по побережью Телецкого озера в границах населенных пунктов Иогач и Артыбаш. Также планируется строительство полигона твердых бытовых отходов и системы водоснабжения и очистных сооружений.


Набережная Телецкого озера вблизи храма

На набережной Телецкого озера, которая должна преобразиться в ближайшие годы, в с. Артыбаш расположен большой деревянный храм в честь иконы Божией Матери «Умиление», освященный в 2007 году. За 15 лет, что здесь служил иеромонах Максим (Хивинцев), на Телецком озере было построено несколько храмов — помимо села Артыбаш, храмы появились на отделенных территориях. В с. Яйлю, центральной усадьбе Алтайского биосферного заповедника, построена церковь в честь Преображения Господня. Недавно, в конце 2017 году, освящена церковь в честь трех святителей и учителей вселенских на Кордоне Самыш.

 


Освящение Преображенской церкви в с. Яйлю, 2016 г. Фото А. Тырышкина, Горно-Алтайская епархия

Ежегодно через Артыбаш проходит маршрут традиционного крестного хода «По стопам алтайских миссионеров». Отец Максим был убежден, что первозданная, заповедная природа Горного Алтая способна очищать и возвышать человека. При этом одного созерцание красоты недостаточно. О. Максим заботился о возрождении духовной жизни в местах, откуда менее двухсот лет назад начиналась Алтайская духовная миссия.

На Телецком озере сейчас есть потенциал для развития не только туризма, но и паломничества, уверен руководитель представительства по Сибири и Дальнему Востоку паломнической службы «Радонеж» Николай Соколов.


Николай Соколов с паломниками у миссионерского креста в с. Артыбаш. Фото из группы вконтакте «Православное паломничество на Алтай»

Николай Соколов, руководитель представительства паломнической службы «Радонеж» (г. Новосибирск):

- Когда встречаю паломников в аэропорту, обычно приветствуя их словами: «Вы уже побывали в Греции и в Италии, в Дивеево, на Соловках и на Валааме». Они улыбаются: «Да, да». В составе паломнических групп в основном жители Москвы, Санкт-Петербурга, который объехав святыни Центральной России, побывав за границей, обращают свой взор на неизведанную Сибирь. Сейчас Сибирь и Дальний Восток активно развиваются в направлении не только туризма, но и паломничества. Чтимые святыни находятся в Томске, Тобольске, Иркутске. В 2016 году из Троице-Сергиевой Лавры в Горно-Алтайск перенесены мощи святителя Макария Алтайского (Невского), и многие едут, чтобы помолиться «апостолу Алтая».

Патриарх Кирилл возглавил перенесение мощей святителя Макария в Горно-Алтайск

В Сибири и на Камчатке служили выдающиеся православные миссионеры — митрополит Иннокентий Вениаминов, Нестор Анисимов, Макарий Невский, преподобный Макарий Глухарев, протоиерей Стефан Ландышев.

Артыбаш и Телецкое озеро интересны как с точки зрения природы, так и истории Алтайской духовной миссии. Села Кебезень, Артыбаш, Чоя некогда были миссионерскими станами. С этих мест и пошло распространение христианства по территории Горного Алтая.

Конечно, такие поездки нельзя назвать богомольем. Здесь нет древних храмов и крупных монастырей, как в европейской части России. Но паломники находят здесь то, за чем приезжают, и укрепляются в вере. Удивительно, но не раз случалось, что люди впервые исповедовались и причащались именно в паломнической поездке. Иногда нужно поехать на Алтай, за три девять земель, чтобы приобщиться к церковным таинствам.

Если православию в России более тысячи лет, то на Алтае духовная миссия была основана в 1830 году — 188 лет назад. Здесь сохранился апостольский, миссионерский дух.

Мы привыкли, что коренное население Алтая — православное. Это исключение среди тюркоязычных народов. Благодаря первым миссионерам на Алтае распространилось христианство. Священники Горноалтайской епрахии, такие как иеромонах Максим (Хивинцев) — это последователи наших алтайских миссионеров, они несут Слово Божие в современных условиях.


О. Максим с иконой преподобного Макария. Фото А. Тырышкина, Горноалтайская епархия

Я познакомился с о. Максимом, тогда еще о. Сергием, в 1999 году, когда привез на Алтай первую группу московских паломников. Мы разместились в Кебезени, неподалеку от Артыбаша, он приехал к нам на встречу со знакомым священником, и мы вечером все вместе душевно пили чай, беседовали. С тех пор я ежегодно уже в течение практически 20 лет привожу на Алтай паломников из Москвы и Санкт-Петербурга.

В Артыбаше мы всегда посещаем поклонный крест, установленный на месте, где в 1830 году, в год основания Алтайской духовной миссии, преподобный Макарий освятил источник. В народе его называют Серебряный источник. На этом же месте стоит кедр, у которого молился преподобный, считается, что ему уже 500 лет.


У векового кедра Николай Соколов рассказывает о преподобном Макарии и основании Алтайской духовной миссии. Фото из группы вконтакте «Православное паломничество на Алтай»

Очень важно, что в Артыбаше сейчас есть большой красивый храм, в котором можно посетить богослужения. Отец Максим всегда приглашал меня служить в алтаре. Очень радовался, когда среди группы паломников оказывались регенты, певчие, тогда местный хор дополнялся профессиональным пением. Часто батюшка после литургии приглашал всех на трапезу. Был он человеком гостеприимным. Москвичи отвыкли от такого гостеприимства и искреннего радушия.

Батюшка ко всем обращался с отеческой любовью: «Мои хорошие!», это сразу подкупало. Говорил, что они приехали в сибирскую глубинку, где непросто укоренялось христианство, и до сих пор все пронизано язычеством. Призывал паломников не просто приезжать на отдых, а тоже быть миссионерами. Встречаясь с местными жителями, рассказывать о своем духовном опыте, как они пришли к вере. Действительно, такие истории, где явно видно действие Промысла Божия, всегда впечатляют и духовно обогащают.

  Отец Максим обращается с приветственными словами к паломникам


Когда выходили из храма, многие спрашивали, что это за батюшка такой, откуда он, давно ли здесь служит? Казалось бы, москвичи видели таких маститых священников, но послушав проповеди отца Максима, проникались его простым назиданием. Его слова не были глубоко богословскими. О духовных вещах он говорил просто и проникновенно. Как говорил Амвросий Оптинский: «Где просто, там ангелов со ста, а где мудрено, там ни одного».

Два года назад я сопровождал делегацию паломников Русской Зарубежной Церкви во главе с митрополитом Нью-Йоркским Иларионом. В храме в Артыбаше был отслужен молебен. Среди паломников были потомки русских эмигрантов из Австралии, США, Канады. Они говорили, что о. Максим для них — образ настоящего сибирского батюшки. Все хотели сфотографироваться с колоритным батюшкой. Всех очень удивляло, что где-то в далекой глубинке, на берегу озера, стоит православный храм.

Делегация Русской Зарубежной Церкви в храме с. Артыбаш

Отец Максим всегда просто, приветливо держался. Таким батюшка остался в памяти. Казалось, все ему легко дается. Мы даже не представляли, какие труды, тяготы он нес, окормляя несколько приходов.

Я всегда с нетерпением ждал лета, чтобы повидаться с отцом Максимом. При встрече он обнимал меня, приветствуя: «Николай Николаевич! Кого привез?» Самые теплые воспоминания остались об отце Максиме. В прошлом году в июле служили с ним Литургию. Кто бы знал, что это в последний раз. В этом году мы вновь поедем в Артыбаш, уже набраны две группы, но встречать нас будет другой священник.

«Где просто, там ангелов со ста»

Крещение в Телецком озере

Владимир Шлома родился и вырос в городе Саров (бывш. Арзамас-75), созданном на месте разрушенного в советские годы монастыря, где с 1778 года до своей кончины в 1833 году подвизался один из самых почитаемых на Руси святых — преподобный Серафим Саровский Чудотворец. Объехав полмира и побывав в древних храмах и крупнейших монастырях в России и за рубежом, Владимир решил креститься в скромном сельском храме на берегу Телецкого озера. Живя и работая в Москве, он считает себя прихожанином именно храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» в с. Артыбаш. К духовной жизни Владимир приобщился во многом благодаря настоятелю прихода — иеромонаху Максиму.

Владимир Шлома — прихожанин храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» в с. Артыбаш (г. Москва):

- На Телецком озере я впервые оказался в августе 1985 года. Эта поездка оставила большой след у меня в душе, и я решил, что еще обязательно сюда вернусь. Впоследствии так и вышло — на протяжении многих лет я каждый год приезжал на Озеро. А в 2006 году осуществилась моя мечта, и у меня появился домик на Телецком. Примерно в это же время мои новосибирские друзья познакомили меня с отцом Максимом (тогда еще о. Сергием), служившим в местном приходе. В тот момент я был еще далек от Церкви, но находился в поисках ответов на важные вопросы: «Зачем я живу?», «В чем главный смысл человеческого существования?» Стремление к Богу было в большей степени моим внутренним движением, а о. Максим был тем человеком, пастырем, посланным мне на этом пути. Постепенно я пришел к осознанию необходимости креститься. Большого красивого храма тогда не было. Службы проходили в старом деревянном храме, который едва вмещал пару десятков прихожан. Сейчас на этом месте стоит дом священника, частью сохранивший стены старого храма.

Так выглядел старый деревянный храм в с.Кебезень. Фото из личного архива В. Шломы

Познакомившись с о. Максимом, я стал по-другому смотреть на Церковь и верующих. Люди, которые живут вне Церкви, пусть даже и крещеные, черпают информацию о ней из телевизора, интернета, от знакомых, и не имея собственного опыта, плохо представляют себе, что это такое. Многие с недоверием и подозрением относятся к священникам. Не скрою, и я до встречи с о. Максимом имел достаточно поверхностное представление о Вере и Церкви, о людях в ней. Начав близко общаешься с батюшкой, в корне пересмотрел свои стереотипы.

Небольшой деревянный храм, скромная обстановка. Эта простота вызывала доверие, была уверенность, что главное для отца Максима — Вера, что больше ему в жизни ничего не нужно. Он внушал большое уважение, как интересный человек с сильным характером, житейским и духовным опытом. Чувствовалось, что он сам многое пережил и понял, что на личном опыте убедился в истинности Веры. Мне отец Максим был близок тем, что, как и я, уже в зрелом возрасте пришел в Церковь. Когда его рукополагали, он был чуть младше, чем я сейчас. Получается, что и для меня не все еще было потеряно.

Естественно возникло желание креститься именно на Озере, у отца Максима. Он благословил. Мы с друзьями выбрали время более спокойное, когда меньше туристов. Таинство крещения происходило 20 октября, когда было уже достаточно холодно. Тем не менее, я трижды окунулся в Телецкое озеро и, о чудо, не замерз и не простудился.

Крещение в Телецком озере. Фото из личного архива В. Шломы

Все проходило естественным образом — крещение, воцерковление. У нас с о. Максимом как-то очень быстро сложились добрые отношения. В итоге в моем доме в Артыбаше в дни праздников останавливались священники, паломники, близкие к нашему храму люди. Я был свидетелем того, как все преображалось, благодаря активной пастырской деятельности о. Максима. С ним я побывал на службах в Турочаке, Кебезене, Коо, Яйлю, на престольных праздниках в Турочакском и в Улаганском районе. На моих глазах в Артыбаше трудами о. Максима и привлеченных им благодетелей был построен прекрасный храм, появилась чудесная икона Божией Матери «Умиление».

Престольный Праздник Преображения Господня (Яблочный спас) в с. Яйлю

Меня всегда удивляло, что люди очень часто впервые приходят в храм, находясь в скорбях и болезнях, в то время как мне казалось должны приходить от радости, от осознания, что мир — это чудо.

Хотя я вырос в советское время, но постепенно благодаря образованию и опыту пришел к убеждению, что Бог есть. Не может быть все в окружающем мире устроено так совершенно и само собой, без участия Бога. Для меня, как для человека, некогда изучавшего физику и теорию вероятностей, было очевидно, что таких случайностей, как наш мир не бывает. Сама встреча с отцом Максимом — доказательство действия Промысла Божия.

Интересно и то, что я родился и вырос в Сарове, тогда закрытом городе Арзамас-75. В советское время это не афишировалось, но все знали, что до революции это место называлось Саровская Пустынь и здесь был мужской монастырь. Сейчас монастырь возрождается, а тогда на его территории в уцелевших от разрушения постройках располагались различные городские учреждения. В келейном корпусе, к примеру, школа искусств. Так вышло, что мы жили в доме, который находился в километре от Дальней Пустыни. Там Серафим Саровский совершал свои подвиги. У меня почему-то всегда вызывал уважение этот человек, хотя я практически ничего о нем не знал. Советскому школьнику, пионеру, было сложно представить, кто такой святой, подвижник? Но я чувствовал, что это необычный, выдающийся человек. Кто бы мог подумать, что я крещусь и стану прихожанином храма в честь Серафимо-Дивеевской иконы Божией Матери «Умиление»? Это была келейная икона Серафима Саровского, перед которой он в молитве скончался. Думаю, это также не может быть простым совпадением.

Отец Максим в алтаре храма в с. Артыбаш

По образованию я инженер и ничего не воспринимал на веру, без аргументов и доказательств. Всегда задавал и задаю массу вопросов. И в этом смысле о. Максим был мне послан Богом. Он наставлял неформально, умел найти нужные слова. Никогда не «давил авторитетом», как говорят в быту. Мне всегда было интересно и легко общаться с о. Максимом, у нас не было барьеров, мы говорили на одном языке. Он был эрудированным человеком, много читал. В то же время умел доходчиво, простым языком объяснять сложные вещи. Он всегда был убедителен, было видно, что человек знает жизнь не понаслышке, знает на себе, как она устроена. Действительно живет по Вере, а не лукавит. Вокруг нас, как правило, все больше сложные люди и запутанные взаимоотношения, а вот с батюшкой всегда было все просто и ясно. Я старался знакомить родственников и друзей с о. Максимом. Впоследствии на Озере крестилась и моя сестра. Бывали мои близкие и друзья из многих городов. И все без исключения после знакомства с о. Максимом очень им восхищались. Главной радостью и утешением для меня в жизни стали встречи с о. Максимом. Возможность побыть рядом с ним стала важнейшей мотивацией чаще и дольше бывать на Телецком озере.

Таинство Крещения. Фото из личного архива В. Шломы

Известие о кончине о. Максима застало меня далеко от Москвы. Для меня было чудом то, что смог присутствовать на отпевании. Еще накануне не думал, что получится приехать. И вдруг все решилось в несколько часов. Как-то само собой повезло с билетом на самолет, с поддержкой друзей и знакомых, которые помогли добраться из Новосибирска в Горно-Алтайск. Это было на Праздник Входа Господня в Иерусалим, в Вербное Воскресенье.

На Литургии мы молимся о даровании христианской кончины — безболезненной, непостыдной, мирной. У отца Максима была именно такая кончина. Буквально за две недели он еще проводил богослужения, а накануне смерти разговаривал с друзьями, прихожанами. Так редко бывает при онкологических заболеваниях. У меня был подобный пример прабабушки, она была очень верующей женщиной и ушла мирно и спокойно, до самой кончины была в сознании. Чувствовалось, что с ней Бог. Сегодня смерть человека сопровождается ужасом и отчаянием. Люди панически боятся страданий. Верующие люди не должны страшиться болезни и смерти, они ничего не значат перед лицом вечности.

Отец Максим был человеком выдающимся во всех отношениях. И как священник и как личность. Мне много где довелось побывать и со многими людьми быть знакомым, но скажу откровенно: таких людей я больше не встречал. Это идеал настоящего пастыря. Чтобы служить в таком отдаленном месте, в сложных условиях, сознательно отказаться от благ легкой городской жизни, а тем более построить храм и собрать общину, нужно иметь талант и крепкую веру. Все это было у о.Максима. А еще у него была любовь. Большая любовь к Богу, любовь к нам, простым смертным и грешным, любовь к жизни и к окружающей природе.

Священник и паства. Фото из личного архива В. Шломы

Новый настоятель

После кончины отца Максима настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» в Артыбаше был назначен иерей Роман Бородин. Он был рукоположен в священники четыре года назад в Покровском кафедральном соборе города Барнаула. Здесь когда-то принял духовный сан и отец Максим. Правда, священником он стал в уже зрелом возрасте — в 51 год.

Отцу Роман 26 лет. Но несмотря на молодость, ему уже довелось самостоятельно служить в нескольких храмах, в том числе в должности настоятеля, заниматься организацией приходов и строительством.

После рукоположения о. Роман поначалу служил в Покровском соборе, затем его направили в п. Южный в пригороде Барнаула. Вскоре после рукоположения он был назначен настоятелем строящегося храма Преображения Господня в п. Борзовая Заимка. После перевода в Горно-Алтайскую епархию о. Роман служил в селах Шебалино, Мьюта и Черга. В последнее время батюшка также нес послушание в Свято-Макарьевском храме в Горно-Алтайске.

«Мама рассказывала, что у нас в роду до революции был священник, но я целенаправленно не стремился к духовному служению. Как-то все само собой произошло. Господь призвал на служение. Крещен был с детства, но в юношеском возрасте, как и многие, не хотел ходить в храм, стремился к друзьям, веселым компаниям. Но со временем стал проникаться богослужением и по воскресным и праздничным дням всегда приходил в храм.

Прочитав объявление, что в хор требуются певчие, сразу откликнулся, потому что люблю петь и в детстве играл на скрипке. Какое-то время пел в хоре, а затем настоятель храма пригласил служить в алтаре. Буквально через полгода он благословил меня поступать в семинарию. В то время я учился в Барнаульском аграрном университете, который вскоре оставил без особого сожаления, уже поняв свое настоящее призвание", — рассказывает о себе отец Роман.

О. Роман в Покровском кафедральном соборе г. Барнаула

Новый настоятель — иерей Роман Бородин — семейный священник. С матушкой Викторией они познакомились во время учебы в Барнаульской духовной семинарии. Виктория Бородина — выпускница регентского отделения семинарии. Прихожане радуются, что в хоре, где до сих пор профессиональные певчие были только время от времени, появился свой регент. В семье Бородиных трое детей, младшего Тихона крестили уже в Артыбаше.

Иерей Роман Бородин, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» в с. Артыбаш:

- Первый раз я служил в Артыбаше, в этом храме, в день отпевания о. Максима, в Вербное Воскресенье. Меня удивило и порадовало, что и на богослужениях Страстной недели, и на Пасху в храме молилось много народа, приходили с детьми. На ночном пасхальном богослужении было человек 70, в том числе 20 причастников. Для сельского храма это очень много. Тем более, что это даже не храм в районном центре, а обычный сельский приход. Все искренне поздравляли друг друга. По этой пасхальной радости было видно, что приход живет.

На Литургии в храме всегда причащалось много прихожан и паломников

Так сложилось, что своих детей мы крестили в тех храмах, где служили. Старшую дочь Злату — в Петропавловском храме в п. Южном по Барнаулом. Сына Николая в Шебалино, крестным тогда был прихожанин, помогавший в алтаре. Младшего, который родился 12 марта, крестили уже здесь, в Артыбаше. Тогда я еще не знал о своем назначении. Обычно крестили день на восьмой, а тут уже месяц прошел, и мы решили с матушкой не откладывать и крестить перед дорогой. Крестным Тихона был Вадим Тарасов из Кронштадта, он часто приезжал в Артыбаш к батюшке. Вадим занимается фотографией, несет послушание пономаря в храме в Кронштадте. Крестной согласилась быть дочь отца Максима — Анна. Это близкие батюшке люди, глубоко верующие, которые будут молиться за крестника.

Виктор Тарасов с о. Максимом в квартире святого праведного Иоанна Кронштадтского

На следующий день после крещения сына, вернувшись в Горно-Алтайск, узнал, что подписан указ архиепископа Горноалтайского и Чемальского Каллистрата о моем назначении в Артыбаш. Мы с семьей стали готовиться к переезду. Владыка сказал напутственные слова, что надеется на меня. Это очень ответственно, нужно постараться оправдать доверие владыки, надежды людей. Но я надеюсь, в первую очередь, не на свои силы, а на Божью помощь. Выполняя послушание, определенное архиереем, священник выполняет Волю Божию, и Господь укрепляет, дает помощь в совершаемом деле.

На каждом месте служения есть свои трудности, нужно быть к этому готовым. К примеру, в селе Мьюта, где я раньше служил, до революции был большой миссионерский стан. На территории Михаило-Архангельского храма находятся захоронения миссионеров. При этом там очень мало прихожан — буквально 3−5 человек, которые регулярно ходят на службу.

В Артыбаше отец Максим не только смог построить и благоукрасить храм и воскресную школу, каких даже в городе не везде встретишь, ему удалось собрать в небольшом селе приход. Уже на похоронах батюшки было видно единство прихода. Женщины всю ночь готовили, местные жители принимали людей, приехавших из разных городов проститься с батюшкой. Несмотря на скорбь, все держались вместе и старались помочь.

Отец Максим служил в Турочакском районе почти четверть века, его все знали и любили. Конечно, никто не заменит духовного отца. Но нужно хоть в какой-то мере продолжить дело батюшки, чтобы люди по-прежнему, приходя в храм, находили радость и утешение, стремились к Богу.

Заупокойная служба на могиле о. Максима

«Все сделано грамотно, добротно. Остались мелочи, которые батюшка просто не успел сделать. Если Господь сподобит, со временем сделаем отмостку вокруг храма, выложим тротуарной плиткой, разобьем газоны», — говорит отец Роман, по первой специальности он — архитектор-техник.

Иерей Роман Бородин, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» в с. Артыбаш:

- Настоятель должен разбираться в строительных и хозяйственных работах, без этого никуда. Зачастую в отдаленных сельских приходах, где нет ни денег, ни людей, ни помощников, приходится все делать своими руками. У меня именно так все и было. Помогает первая светская специальность, полученная в Барнаульском строительном колледже.

Да, у отца Максима были помощники, благодетели, но он и сам в первую очередь, положил много трудов. Здесь все построено его страданиями … (поправляется) стараниями. Да и страданиями, ничего просто так не дается. Человеком он был необыкновенно деятельным и энергичным, в нем чувствовалась сила духа. Мы, священники в несколько раз его моложе, заряжались от него оптимизмом и жизнелюбием. Он умел шуткой, советом ободрить, поддержать.

Я обычно, когда видел отца Максима, говорил дочке: «Смотри, Злата, дед Мороз идет! У батюшки была пышная белая борода и добродушное лицо. На это, улыбаясь, он отвечал: «Зачем ты вводишь ребенка в заблуждение? Как ты объяснишь ей, что Дед Мороз в черном — у него что, Снегурочка умерла?» У него всегда на все шутка находилась. Таким образом, он всех подбадривал, поддерживал.

О. Роман с дочкой Златой и прихожанами храма в с. Мьюта. Фото с сайта altay-seminary.ru

 Меня всегда удивляло, как отцу Максиму удавалось находить со всеми общий язык, сохранять мирные, добрые отношения. Сейчас к священникам в принципе относятся предвзято, с недоверием. Но в больших городах не так приковано внимание, а в селе ты всегда на виду и должен вести себя подобающим образом. И даже если священник не подает повод, все равно найдутся злые языки, которые будут осуждать. Не каждый может такое понести. Тем более дорогого стоит уважение и любовь, с которыми все относились к отцу Максиму — не только прихожане и верующие люди, но все жители района, власти. При этом он мог быть строгим и подчас жестким, но зла на него никто не держал, потому что чувствовали его заботу и любовь ко всем.

Быть в мире со всеми людьми, принимать все как должное, не унывать в трудных ситуациях. Как священнику и человеку, хотелось бы прежде всего научиться именно этим качествам, такой любви к людям, к своему служению, к жизни.

Екатерина Прямушко

www.tayga.info

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Проверка против спам-роботов.