Особенности воздействия членов религиозных сект на личность неслышащего

Десять лет назад мы с распростертыми объятьями встречали зарубежных гостей. Да не только мы! А Москва! Вся Россия…

Но не из религиозных чувств. Всем так хотелось увидеть товарищей по несчастью из далекой, богатой Америки; узнать, как живут, учатся, работают, отдыхают глухие в этой заокеанской стране… Кинозал, в день встречи с приезжей делегацией,  был забит до отказа.

Гости не разочаровали – так мило все рассказывали, показывали, отвечали на вопросы, дарили книги… Они радужными красками расцветили жизнь неслышащих Америки. И когда говорили о том, как разумно и хорошо она устроена, не забывали добавлять: «С Божьей помощью!». С улыбкой, щедро одарили всех книжечками «Нового завета»; брошюрами, толкующими Библию и призывающими поверить в Бога, чтобы обрести вечную жизнь; листовками с объяснениями американских религиозных жестов.

Гости уехали. Но тут свои баптисты, иеговисты и т.п., воспользовавшись ажиотажем, пригласили желающих на молитвенные собрания. Любопытные нашлись…

В периоды острых общественных кризисов массами овладевают настроения отчаяния и безысходности. Обостряются проблемы: «Кто Я?» и «Зачем?», осознается неполнота, ложность, иллюзорность традиционных советов на важнейшие жизненные вопросы. Нарастающие недовольство и разочарование, в надежде на быстрые перемены к лучшему, усугубляются чувством социального дискомфорта, обеспокоенности и тревоги. Личности, переживающие упадок, повышенно восприимчивы к религиозным движениям, обещающим возрождение индивидуальной духовной способности. Актуальность этого направления, адаптации связана с переживанием невыносимой тяжести от диссонанса, спровоцированного чрезмерным для многих бременем выбора, - либо оставаться в прошедшем времени, лелея переживания несправедливости и неудовлетворенности, либо двигаться вперед, реагируя на новые требования жизни, становиться более гибким, искать новые сферы применения своих способностей, знаний, опыта.

Непосильность требуемых усилий приводит к трагедиям и ухудшению психического здоровья. Общим результатом является то, что человек оказывается в состоянии той или иной степени дезадаптации, сопровождаемой страхом, отчаянием, желанием найти выход. Это повод рассматривать ее как следствие манифестации разнообразных психологических защит. Разочарование и служит побуждающим фактором, толкающим человека к поиску группы, восстанавливающей его внутреннее равновесие и душевный комфорт. Одной из таких групп ему представляется секта. Она обладает особой притягательностью для тех, кому свобода представляется тяжким бременем и кто стремится избавиться от необходимости самостоятельно принимать решения. Таким людям включение в жизнь секты дает возможность обретения нравственной опоры, которая представляется им намного более прочной, чем шаткое основание индивидуальной свободы.    (2. c.269)

Мы всегда с радостью и радушием раскрывали двери наших школ, домов культуры, наши сердца зарубежным гостям, часто не задумываясь: «С чем они к нам едут? Кто едет? И какой они след оставят после себя?»

Неслышащие люди, как члены общества, не остались в стороне от этого течения.

Число инвалидов по слуху постоянно растет. Так, сегодня, в Санкт-Петербурге около 5%  всего населения – неслышащие.     (9. с.7)

Многие люди считают себя православными, но, к сожалению, мало знают о вере, о Боге. В этой ситуации на сцене появляются различные секты.

Цельюнашей дипломной работы являлось изучение психологических механизмов вовлечения неслышащих  людей в секты.

Объект исследования: Изучение личностных качеств человека, приходящего в секту.

Предмет: Психологические механизмы вовлечения неслышащих людей в секты.

Задачи:    1.   Изучение литературных данных о вовлечении людей в секты.

2.       Выявление механизмов воздействия на личность адепта.

3.       Изучение особенностей вовлечения неслышащих людей в секты.



ГЛАВА 1.

 Секты и вовлечение в них людей

Слово секта, обозначающее организацию, в отличие от ереси, как правило, обозначающее учение, имеет 2 возможности этимологии. Либо оно происходит от латинского слова SECARE– «отсекать» (часть от целого), либо от латинского же SEQUI– «следовать» (за лидером, задающим самопроизвольное направление). Каждая из этих этимологий по-своему раскрывает смысл понятия сектантства, если первая из них более подходит к сектам историческим (менониты, молокане, баптисты), то вторая – к сектам новоявленным, тоталитарным.

Принцип тоталитарной секты – затащить человека к себе прежде, чем он что-нибудь о ней узнал. По мнению канадской просветительской организации «Инфо-Калт»: «Тоталитарная секта – это пользующаяся манипулятивными приемами группа, которая эксплуатирует своих членов; может нанести им психологический, финансовый и физический вред. Она в значительной степени контролирует поведение, мысли и эмоции своих членов; использует различные методы для превращения новозавербованного человека в лояльного, послушного, раболепного и подобострастного члена”.      (3  с.24)

Секты считают, что они сами или их лидер обладают особым статусом, который выносит их за рамки общества или семьи   и противопоставляет им.

Секты скрывают свою истинную природу и цели от потенциальных или новообращенных адептов. Они пользуются обманными методами для вербовки и привлечения новых членов.

У тоталитарных сект есть определенные характеристики, которые отличают их от других групп, не до такой степени манипулирующих сознанием своих членов.

Например:

Члены беззаветно преданно служат лидеру группы и не подвергают сомнению ни одно его слово или действие.

Решения относительного того, как члены должны мыслить, действовать или чувствовать, принимаются руководством группы: члены должны получить разрешение, чтобы пойти на свидание, переменить работу или вступить в брак; существуют правила, определяющие, что носить, как воспитывать детей, где жить, и так далее.

Группа уделяет чрезвычайное внимание тому, как добыть побольше денег. Определенные приемы, например, сбор средств для фальшивой благотворительности, оправдываются как методы для достижения высших целей. Лидер группы ни перед кем не несет ответственности ни за что и не подвластен никаким властям и авторитетам.

Члены часто порывают связи с семьей, близкими и друзьями, они отказываются от целей жизни и личных интересов, которые были у них.

Руководство группы поощряет адептов, чтобы они жили совместно с другими адептами и общались только с ними, а зачастую и требуют этого от них.

Вопросы, сомнения и недовольство искореняются или даже наказываются. Для подавления сомнений относительно группы и ее лидера используются отупляющие разум приемы (произнесение мантры, говорение языками, обличение отдельных «виноватых» членов в присутствии всего собрания и т.д.).

 

1.1    Особенности сект.

Обыкновенно люди не ищут секту чтобы в нее попасть. Секты ищут людей, чтобы завербовать их. Вовсе не обязательно переживать состояние потерянности, депрессии или неуверенности в себе, чтобы попасться на вербовочные приемы секты.

Люди обычно попадают в секту потому что:

-          они не знают, чем эта группа является на самом деле;

-          вербовщики не говорят им честно и искренне об истинной природе секты;

-          вербовщики не сообщают им обо всех требованиях, которые будут предъявляться к члену группы;

-          вербовщик выглядит искренне дружелюбным и откровенным;

-          вербовщик является другом или членом семьи, и вы не верите, что он может обмануть вас.

Сектантское мышление является способом биполярного видения мира: черное и белое, спасенное и осужденное, добро и зло.

В сектантском мире нет места для полутонов. Лица и движения с таким типом мышления автоматически воспринимают себя в «белой, спасенной, доброй» категории. Они ищут «козлов отпущения» для объяснения собственных сложностей и проблем общества. Сектантское мышление может привести к нетерпимости и экстремуму. Особенно часто оно встречается во времена личных, социальных или экономических кризисов.

Методы по регулированию поведения могут быть чрезвычайно эффективными и приводить к состоянию глубинной зависимости. Эти методы базируются на двух основных принципах:

1)      Если вы можете заставить человека вести себя так, как вы этого хотите, вы можете заставить его поверить в то, что вы хотите.

2)      Внезапные, резкие перемены среды могут сделать человека особенно подверженным влиянию и привести его к неожиданным глубоким переменам мироощущения, системы ценностей и веры.

Движение может длительно контролировать своих членов, используя:

Изоляцию

Если вы физически отделены от общества и привычного окружения, вы можете утратить собственное ощущение действительности.

Социальное групповое давление

Если эксплуатируется присущее вам от природы чувство принадлежности к социуму, вы можете начать подавлять в себе сомнения идеям группы или сопротивление им, которые вы выразили бы в других обстоятельствах.

Вину

Учение группы о спасении подкрепляется намеренным преувеличением «грехов» вашей прошлой жизни.

Страх

Лояльность группы и подчинение ее правилам и идеологии может достигаться путем запугивания, а также угрозой серьезных духовных и физических последствий, вытекающих из различных нарушений.

Бомбардировку любовью

Чувство единой семьи и принадлежности может быть искусственно создано постоянными объятиями, поцелуями, прикосновениями и непрекращающейся лестью.

Отсутствие всего личного

Если вам не оставляют времени на самого себя, если вам нельзя побыть в одиночестве, вы можете утратить способность объективно мыслить и оценивать ситуацию «со стороны», «в перспективе».

Усталость

Если вы не получаете необходимого отдыха, вы можете утратить способность ориентироваться в обстановке и сделаться сугубо подверженным влиянию, в особенности если при этом вас постоянно ставят во все новые и новые непривычные для вас положения и предоставляют противоречивую информацию.    (4  с.43)

В романе Джорджа Оруэлла «1984» описано «идеальное» тоталитарное государство, беспощадно подавляющее индивидуальность своих граждан. Этот замечательный роман написан в жанре антиутопии. На самом деле, описанная в книге атмосфера – это, прежде всего, атмосфера внутрисектантской жизни. Сформулированные автором принципы порабощения и контроля сознания и соответствующие механизмы, описанные в книге – это то, что действует внутри секты.

В числе прочего Оруэлл открыл такой закон: тот, кто контролирует язык человека, контролирует его сознание. Ведь, попав в любую секту, жертва начинает говорить на ее языке. Это может быть и русский язык, но в нем происходит тонкая подмена понятий, когда ключевые слова приобретают другое значение, и адепт не вольно начинает мыслить категориями секты. В общении с членом той или иной секты, можно обратить внимание на особенность, которую можно назвать «эффектом видеомагнитофона», когда человек совершенно не воспринимает того, что вы говорите, и только отдельные ваши слова играют роль пальца, нажимающего на кнопку. Человек выхватывает какое-то одно слово, кнопка срабатывает, и он выдает соответствующий текст. То, что вы говорите дальше, проходит мимо сознания, хотя вы и говорите с ним по-русски – на его родном языке. Он не может воспринимать вашей речи.

Многие секты изобретают и сложный собственный язык. В «лингвистически» направленных сектах есть определенные термины на русском языке  (они называются «загруженными терминами»), которые несут в себе совсем иную смысловую или эмоциональную нагрузку, чем та, которая изначально в них заложена. В них сложные проблемы редуцируются – представляются коротко и очень просто. Создаются легко запоминающиеся и всеохватывающие абстракции. С этой целью некоторые секты используют различные «ключевые слова», т.е. словарь, который имеет особое, исключительное значение для адептов и который должен быть непонятным для непосвященных. В результате использования таких ключевых слов члены секты начинают чувствовать себя посвященными в исключительные и новые знания. Особый язык облегчает формирование нового, упрощенного мира. В этом упрощенном мире он и ведет свое «нереальное» существование (специфическое замещение). Выход в мир реальности становится все более трудным и неприятным. Кроме того, языковые структуры, усвоенные в измененном состоянии сознания, практически не воспроизводятся в нормальном; зато если вернуть человека вновь в измененное состояние, то не только весь материал будет легко, точно и автоматически воспроизведен, но и реализованы действия, ему отвечающие. Скажем здесь слово «традиционный» – плохое, оно как бы нажимает определенную кнопку в сознании сектантов, вызывая цепь определенных негативных ассоциаций. Умело манипулируя такими «загруженными терминами», сектантский лидер добивается полной покорности и беспрекословного повиновения своей жертвы.    (4  с.46)

Часто задают вопрос о количестве членов сект. Ответить на этот вопрос трудно, так как можно говорить как минимум о трех уровнях членства, которые можно условно изобразить тремя концентрическими кругами с единым центром.

Внутренний круг – это «профессиональные сектоводы», т.е. люди, которые зарабатывают на жизнь этой своей деятельностью. Руководители, высшее звено, целители, экстрасенсы, преподаватели восточных боевых искусств и т.п. Таких людей гораздо больше, чем обычно кажется многим: западные источники сообщают, что количество таких людей в полтора – два раза превышает количество священников, пасторов традиционных церквей.

Следующий круг состоит из сектантов, которые все время проводят в секте, живут там; они полностью посвятили себя сектантской деятельности. В отличие от первого, этот круг уже, чем можно предположить: таких «полноставочных» сектантов сравнительно не так уж много, к тому же они часто перетекают из одной секты в другую. Почти все современные тоталитарные секты наносят более или менее тяжелые повреждения сознанию человека, и тот делается неспособным к самостоятельной жизни. Нужен длительный период реабилитации, чтобы вывести человека из этого состояния, излечить, привести в норму, адаптировать социально. Многие люди, по той или иной причине оказавшись вне секты, которая их покалечила, не могут найти себе места в жизни, не знают, куда приложить свои силы: все социальные связи оборваны, принимать самостоятельные решения они разучились, а навыки, которыми обладали, утратили. Этот феномен описан психологами.

Пути в эти секты многообразны, но вернуться к прежней жизни удается немногим. Западные социологи, на основе значительных материалов и опыта, посчитали, что это соотношение одного к четырем.

Самый широкий круг членов секты – третий: люди, отчасти затронутые сектой. В нашей стране к нему принадлежит большинство населения. Это те солдаты, которые при необходимости восполнят сектантские офицерские полки.    (4  с.45)

Кто же эти люди? Это те, кто иногда похаживает какие-нибудь лекции по йоге, а в случае болезни обращается к экстрасенсам и целителям, идет к гадалке, составляет гороскопы, может ходить на собрания одной секты, но зайти и на другие, послушать лекцию по эзотерике, почитать оккультную книжку и т.д. Эти люди создают фон, благоприятный для приживания секты, ту минутную оккультную среду, питательную для различного рода духовных извращений, в которой секты могут плодиться и размножаться. И нашу разъяснительную и просветительскую работу мы должны вести в первую очередь именно среди этого круга, чтобы не давать возможность сектам черпать оттуда новые «кадры».

Существенное значение имеют выяснения характеристик сект, их содержанием, характером «вживания» в общественную и личную жизнь человека. Их общие черты:

1)      Если религии сохраняют приверженность своей традиции в догматике и обрядовой практике, то секты не имеют такой традиции. Их создатели эксплуатируют идеи, сюжеты, представления разных религий, искусственно и произвольно соединяют их, сплетая экзотическую ткань своих учений. Характер, содержание этих учений зависят от личности создателя секты, его фантазии, прагматических установок и уровня образованности. Используются религиозные идеи конца мира, бессмертия души, загробного мира, спасения, очищения, перевоплощения душ, имена, божественные образы Христа, Богородицы и т.п. Чем экзотичнее содержание, тем привлекательнее якобы становиться «Новое учение», разрешающее все проблемы бытия.

2)      Для большинства сект характерна практика поклонения живому богу, т.е. создателю «Новой религии» и организации.

3)      Активное миссионерство – главная и типичная черта всей неконфессиональной религиозности. Миссионерством занимается не только руководство сект, но оно вменяется в обязанность и своим последователям. В каждой секте разработана и функционирует своя система привлечения, представляющая собой тонкий механизм психологической обработки (внимательность, любезность, услужливость, обещания), красочно оформленную рекламу, бесплатную раздачу специальной литературы.

Но, почти ни одна из тоталитарных сект не считает своей главной целью ту вербовку на улицах, которую мы все видели. Эта вербовка необходима сектам в первую очередь для того, чтобы занимать время молодых адептов и канализировать их энергию. Руководство каждой данной секты хорошо представляет себе, что уличная вербовка не принесет им глобального прорыва в увеличении численности адептов. Поэтому главной целью сект является заполнение тех влиятельных позиций, которые помогут им навязать свою организацию, свое вероучение области, стране, миру.

4)      Содержание учений сект претендует на обладание абсолютной истиной в познании мира, человека и путей разрешения всех проблем бытия и главной из них – обретением бессмертия (спасением через служение божеству, обретение божественной сущности и т.п.). Они предлагают пути самопознания и самосовершенствования, самореализации, самовыздоровления души и тела – «Никто, ни мама с папой, ни доктор, ни подруга, ни твоя собака не могут тебе помочь».

У разных религий свое учение, свое «лицо»; своеобразие сект состоит в том, что они не имеют своего «лица», это псевдорелигиозное творчество, «синкритический суррогат» из разных религий с характерной псевдонаучной терминологией и враждебной направленностью в отношении к знанию и просвещению, науке, прогрессу.

5)      Все секты роднит продуманная агрессивно-эффективная система воздействия на человека с момента «приглашения», систематической обработки уже приобщенного к новой духовности до окончательного превращения в «просветленных», «в единую семью».    (10  с. 13-15)

После соответствующей обработки адепты живут в мире иллюзий, двигаясь к вечности, пытаясь увидеть облик вечности и себя в ней, т.е. живут с деформированным сознанием. Система секты приводит к закрепощению сознания адепта, лишает его критичности мышления, вторгается в область подсознания, погружая в состояние антимира («по ту сторону добра и зла»).

В отличие от многообразия форм проявления религиозности в традиционных конфессиях, для сектантов характерно единообразие. Если христианину свобода воли позволяет самому решать как верить, что дает основания выделить определенные типы верующих (фанатики, убежденные, традиционалисты, колеблющиеся и т.д.), то адепты сект лишены такого права выбора. Поэтому сектанты формируют и поставляют один тип верующих, который можно было бы сравнить с типом фанатиков в христианстве (вера сильная, но слепая). Но и это сравнение поверхностное. В действительности это новый, особый тип верующего. Сектант – это верующий бездумный, бездушный робот (зомби), лишенный собственных убеждений и воли. Он целенаправленно создается, формируется, «лепится» всей системой практики секты с учетом физиологической и психической природы человека.

Для этого типа верующего характерны:

-          единомыслие, безоговорочное принятие доктрины;

-          слепое почитание Бога, служение ему;

-          фанатичная преданность организации, учителю, наставнику, лидеру-посреднику;

-          безусловное выполнение требований – предписаний секты.

В результате для верующего это означает потерю себя как личности, отказ от личной жизни.

Формирование одного типа верующего всеми сектами достигается такими же общетипичными требованиями практики секты (с небольшими различиями). К ним относятся различные предписания, запреты и ограничения.

1.2. Вовлечение людей в секты.

Первое и главное, на что направлены требования сект, вытравить в человеке социальное начало, превратить его в асоциальный или антисоциальный индивид. Это достигается требованием разрыва всех связей с обществом и семьей, его ухода из дома, увольнения с работы, прекращения учебы. Порицаются и отвергаются привычные нормы жизни, обычное поведение и человеческие отношения (родство, товарищество и дружба), внушается пренебрежение к общественному мнению, окружающим людям, национально-культурным традициям, уничтожаются гражданские и патриотические чувства.

В сектах широко практикуется контролирование сознания адептов. Для успешного контролирования сознания необходимы четыре элемента: контроль организации над поведением адептов, контроль над их эмоциональной жизнью, контроль над языком и контроль над информацией.

Для подготовки к контролированию сознания сектантские вербовщики стараются затащить потенциальную жертву на свою территорию: в незнакомом окружении человек наиболее внушаем, здесь на него легче всего подействовать. Человек, оторванный от привычной обстановки, наиболее беззащитен.    (11  с.17)

Как это происходит у иеговистов?

Когда человек попадает в организацию «Сторожевая башня», его, прежде всего, встречают один или два его сверстника – сама любезность, сама любовь, сама доброжелательность, сама вежливость. Это называется «бомбардировка любовью». Обычно, сектанты ищут людей молодых и переживающих какой-то кризис в жизни. Затащить к себе человека с улицы бывает достаточно непросто, но если он с кем-то поссорился или у него сложности с родителями, или он учится в чужом городе, где еще не успел завести новых знакомств – тут-то самая пора сыграть на этом и привести новичка в эту организацию.

У молодого человека часто идет ломка характера, его обуревает масса юношеских комплексов, а тут встречаются люди, которые, как ему кажется, искренне хотят с ним пообщаться. На самом деле эти достаточно опытным членам секты поручается его опекать. Для иеговистов очень важно, чтобы новопришедшие не могли обмениваться впечатлениями. Опекающим иеговистам поручается следить, чтобы они, по возможности, вовсе не разговаривали друг с другом.

«Бомбардировка любовью» – это грубая лесть и попытка сыграть на тщеславии, которое есть у каждого человека. Новичку постоянно льстят, делают комплименты, охотно смеются каждой его шутке, все время говорят, какой он умный и замечательный, как хорошо он сделал, что снова пришел. Это нравится почти всем, особенно неуверенному в себе молодому человеку или закомплексованной девушке.

У иеговистов поначалу царит атмосфера некоего капустника: вот наш новый брат, который, оказывается, умеет сочинять стихи; сочините нам, пожалуйста, куплет! Человек неумело, неуклюже рассказывает куплет, и ему дарят такие комплименты, награждают такими аплодисментами. Те, которые его опекают, проходят специальную подготовку и умеют быстро определить, к какому психологическому типу относится любой новопришедший. К нему прикрепляют тех, кто может влиять на него соответствующим образом, и обычно это дает эффект.

Главное в этом – очаровать человека. Обменяться впечатлениями новичку не с кем, вся информация идет от опытных сектантов, опекающих его. Юноша чувствует, что им кто-то искренне заинтересован, что у него наконец-то появились настоящие друзья, о которых он так долго мечтал.

И вдруг, через несколько дней после того, как человек привык к своим новым друзьям и нуждается в них, он допускает какой-то промах: ведет себя невпопад, задает какой-нибудь «не тот» вопрос. «Лучшие друзья» сразу же становятся хмурыми, резкими, сухими; отворачиваются от него, ссылаясь на множество дел. Чтобы вернуть их первоначальное расположение, человек готов отказаться от своих вопросов и сомнений, только бы вновь обрести этих людей, без которых мир теперь кажется ему пустынным. Этот простой психологический механизм прекрасно работает среди молодежи и не только.

В дальнейшем процессе контролирования сознания психологи выделяют три общих для разных сект этапа.

Первый – отказ от всего прошлого: человек должен признать сплошной ошибкой все, что было до того, как он попал в секту. Все, что он считал белым, на самом деле было черным; все, что он считал хорошим, на самом деле плохим. Он неотвратимо шел к погибели, и никакой надежды на спасение не было. Люди, которые его любили, на самом деле желали ему только зла. Его друзья – это на самом деле его враги, потому что уводили его от тропы спасения. Его родители – это злейшие его недруги. На этом сектанты особенно любят наживать капитал, то есть давать идеологическую подоплеку тем трениям с родителями, которые в определенном возрасте бывают практически у каждого молодого человека. Почуяв это, сектанты начинают ему внушать, что плотские родители – это не настоящие родители, ведь настоящая семья – тут, в нашей организации.

Человек сразу же попадает в новый круг, оказывается среди новых людей, которые абсолютно убеждены, что он попал в самое нужное место. Они внушают новоприбывшему новую информацию, новое учение, а ему не с кем поделиться сомнениями, не с чем сравнить предлагаемые адепту ценности. Все старое резко оборвано. Человеку вновь и вновь напоминают, что оно осталось позади и ведет к погибели. Таким образом, человек делается TABULA RASA – чистой доской, на которой можно записывать совершенно новое содержание.

Второй этап – разделение сознания и воли человека. Достигается это в разных сектах различными способами. Часто это делается посредством мантры, то есть посредством некоего предложения или слова, которые адепт должен постоянно ритмически повторять, не вдумываясь в его содержание. Когда голова адепта постоянно занята этой мантрой, ему очень трудно сосредоточиться, трудно управлять своей волей. Так он постепенно утрачивает эти навыки и становиться послушным инструментом, роботом организации. Задуматься адепту некогда и потому, что он крутит в сознании данную ему мантру, и потому, что у него физически нет времени – нужно постоянно работать и очень мало спать, нужно все время находиться на людях. В подавляющем большинстве, члены секты живут в общежитиях, где у рядовых адептов никогда не бывает отдельных комнат. Нет ни времени ни места, чтобы остаться одному и задуматься. Человек постоянно испытывает мощное групповое давление.

Третий этап: на фоне того, что новый адепт полностью стер прошлое из своего сознания, а нормальное функционирование мозга у него уже нарушено, включается тотальная индоктринация – внушение нового учения, новой веры. Он не только много работает, мало спит и мало ест, но и посещает молитвенные собрания и занятия, на которых ему все время внушаются новые идеи. А когда он не посещает собраний, то он обязан изучать книжки, которые ему дали в секте. И задания эти таковы, что нужно целый день читать, чтобы их выполнить. На следующий день его экзаменуют: сколько он прочитал, сколько усвоил?

На семинарах у различных сект есть такое правило: все вопросы задавать в конце. Начинается лекция, она состоит, скажем, из десяти пунктов. Предположим, у адепта возникает вопрос по первому пункту, а десятый будет только через три дня. Вся лекция идет в таких прекрасных терминах: наша цель – объединение человечества, всеобщий мир и любовь. Просто неудобно придираться к мелочам: вот мол в первом пункте он сказал то-то… На адепта тогда посмотрят, как на человека мелочного. Таким образом, не соглашаясь с самым первым постулатом, он все же принимает всю цепочку. Это то же самое групповое давление, которое действует на него бессознательно, но очень эффективно. А если адепт все-таки задаст вопрос, ему скажут: «Отличный вопрос! Спасибо, что вы его задали. Как раз завтра мы про это будем говорить». Психологически он удовлетворен, хотя ему ровно ничего не ответили. А назавтра речь пойдет уже совсем о другом.

Существует и другой прием, когда адепт задает «не тот» вопрос: его стыдят. «Ну, брат, как же тебе не стыдно такое спрашивать? Значит, у тебя сердце еще не очистилось. Значит, ты плохо работал или мало прочел мантр». Таким образом, виноватым оказывается не учение, а новообращенный.    (4  с.76)

Вообще, длительные групповые «выволочки», когда вся община под руководством лидера самозабвенно обличает одного «козла отпущения» во всевозможных грехах, также как и обязательные публичные исповеди с обнажением самого сокровенного, являются весьма эффективными способами по ломанию человека и абсолютному, на рефлекторном уровне, подчинению его организации.

К сожалению большинство неслышащих состоит в организации секты «Сторожевая башня», в которой существует принцип монолитного единства. Их общество разработало жесткую тоталитарную систему законов и норм внутри сектантской жизни. Иеговистам запрещено проводить какие-либо сборы, собрания и мероприятия подобного рода, не разрешенные руководством секты.

Запрещено делать какие-либо комментарии к любым религиозным проблемам, исходящие из собственных суждений. Комментировать можно лишь научные статьи, написанные им. Запрещено иметь независимое мнение и делать заявления типа: «Я так считаю» или «Я так думаю».

Секта строго ограничивает связи своих членов с внешним миром, «внешними» людьми, даже если они близкие родственники сектантов, исходя из принципа, что «все нечистое – от мира». Общество ввело строгую отчетность о проделанной работе (служении), через которую можно эффективно осуществлять контроль над жизнью и деятельностью любого члена секты.

Не поощряется любое светское образование, ибо оно, по мнению руководства, лишь затуманивает мозги ложными знаниями и ослабляет усилия по изучению Священного Писания. Утверждается негативное отношение к любой мирской работе, если она мешает полной отдаче члена секты служению Иегове, которое важнее всего остального, и поэтому для этого служения должно использоваться все свободное время.

Учреждается строгий контроль за тем, чтобы каждый из братьев и сестер настойчиво самоутверждался в знании доктрины организации и ее активной пропаганде. Тотальная слежка и контроль осуществляются не только за действующими членами секты, но и за теми, кто исключен из организации, и теми, кто, по мнению руководства, для нее опасен.

«Свидетели Иеговы» исповедуют настоящий культ своей организации, объявляя ее детищем Иеговы, его видимой небесной организацией. Поэтому от каждого сектанта требуется безусловное подчинение воле и целям организации. Вне организации невозможно постичь правильное учение Бога, Священное Писание. «Библия – это книга для организации, и она принадлежит христианскому собранию, как организации, а не отдельным лицам, как бы искренне они не верили в свою способность истолковывать Библию. Поэтому Библию невозможно понять правильно, если не помнить о видимой организации Иеговы».

Изучение Библии – дело коллективное, а не индивидуальное, и изучать ее можно только под руководством организации. Не признается и ценность индивидуальной молитвы, ибо Иегову интересует организация, а не отдельные лица: личных молитв бог иеговистов не принимает. Все должно быть на виду, все должно быть под контролем. Молитва тут не исключение – она тоже должна быть коллективной, на виду и слуху у всех.

Никто не должен давать индивидуальных оценок по тем или иным вопросам, определять, что есть добро и что – зло, истина и ложь, кого прощать, а кого наказывать, за что и почему. Все это может делать лишь организация.

Никто не может просто так покинуть организацию, он может покинуть ее только как отлученный, как проклятый ею.

Быть членом этой «божественной организации» – значит принадлежать к категории избранных Богом Иеговой. Эта избранность очень ко многому обязывает: сектанты должны придерживаться единообразия во всем – в мышлении, в поведении, в одежде. Все до мелочей у них регламентируется и все контролируется. Ни о какой свободе личности для сектанта не может быть и речи.

Одним из основных требований к членам секты является лояльность по отношению к организации. Она должна проявляться: в присутствии и активности на проводимых собраниях, активности в «полевом служении», в выборе супруга (супруги) из членов секты, в избежании контактов с исключенными из секты, даже если это близкие родственники, в чистосердечном отчете члена секты своему старейшине по всем пунктам своих (и чужих) обязанностей. А обязанности непросты и обширны.

Каждый член секты обязан точно и искренне отчитываться перед соответствующим органом (лицом) о проделанной миссионерской работе (количестве посещенных квартир, отданных журналов, количестве людей, с которыми изучалось учение).

Он обязан также:

-          не обсуждать данные ему старейшиной распоряжения и приказы;

-          докладывать старейшине о грехе, совершенном другим членом секты, помня о том, что иначе он возьмет этот грех на себя;

-          не сомневаться в учении Иеговы, ибо сомневающимся нет места в его организации;

-          не задавать вопросов об организации, так как сомнение в ней – есть сомнение в Иегове;

-          помнить, что только организация переживет Армагеддон, но это не дает никому гарантии на спасение;

-          быть всегда удовлетворенным всем, что делается в организации, и продолжать с энтузиазмом работать на нее дальше;

-          никогда не по каким вопросам не вмешиваться, и не мнить о себе слишком много;

Каждый должен знать при этом, что:

-          вне организации истинной жизни нет;

-          любая информация, исходящая не от организации, ложна и вредна, поэтому читать надо только свое, дабы не замутнять сознание ложью сатаны;

-          если обнаружится, что опыт не соответствует учению, то помнить, что это происки дьявола.    (4  с.159)

Общество определенно говорит о негативном влиянии на человека наркотиков или алкоголя, но о духовных наркотиках оно мало информировано, а между тем молитвы-наркотики также ведут к деградации личности. Такой человек не может мысленно выстроить разумно свое поведение, предвидеть его последствия, осознавать свои интересы и соотносить их с интересами и потребностями общества, осуществлять волевые акты, переживать и налаживать свои отношения с людьми и миром, воспринимать нужную для науки информацию.    (11  с.69)

В технологии организаций разработаны системы сильных нервных потрясений. Через многочисленные каналы общество воздействует на человека. Даже животные, чтобы выжить в определенных условиях, вынуждены усваивать опыт поведения своей популяции. У человека программа поведения намного сложнее – это социальное наследование, включающее в себя систему социально апробированных программ, составляющих мировую и национальную культуру народов. Они позволяют выжить человеку в конкретной географической и этнической среде, приспособиться к природе своего региона, овладеть культурой своего народа, осознать себя как его часть. Для человека большую значимость приобретают такие понятия, как родина, государство, народ, история и культура, его семья, его дом и земля.

Технология тоталитарных сект понуждает адептов разрывать связи со своими родителями. Это требование болезненно переживается человеком и оказывает губительное действие на его физическое состояние и нервную систему. Первую социальную программу ребенок усваивает в своей собственной семье. В его сознании осуществляется большая работа, он учится жить в обществе себе подобных. Задавая свои вопросы и получая на них ответы, ребенок постоянно корректирует свою линию поведения. Он приспосабливается к жизни вначале в маленьком коллективе – в семье.

Родители являются носителями определенной национальной культуры, которую постепенно передают ребенку, рассказывая ему сказки, мифы и легенды своего народа, напевая колыбельные и другие песни. Именно в этот период жизни, попадая в привычные ситуации и запоминая их как однотипные, ребенок не только закрепляет их в своем сознании, но и осмысленно руководствуется ими в своем поведении. Постепенно однотипные ситуации накапливаются, соединяются с другим подобными ситуациями, возникают функциональные системы, которые осознаются и лежат в основе поведенческих актов. Ребенок благодаря многочисленным «можно» и «нельзя» усваивает существующие в обществе правила поведения, нравственные оценки и критерии. Так приобретается первый собственный опыт поведения.

В детском коллективе ребенок встречается с более сложным социальным общением. Здесь он знакомится с другими людьми: детьми и взрослыми, с правилами поведения в учреждении, получает представление об ответственности, узнает о других семьях, о новых человеческих отношениях и т.п. Программа социального поведения усложняется в процессе участия в различных играх, совместных прогулках, чтения, декламациях, рисовании, лепке, при выполнении физических упражнений, элементарных трудовых обязанностей: дежурство, помощь другим детям, раздача пищи и т.д.

Как свидетельствует история человечества, при всех индивидуальных особенностях, человек через систему воспитания и образования усваивает жизненный опыт предыдущих поколений, овладевает культурой своего народа.

Школа – место более сложной социализации человека, где начинается усиленный процесс приобретения знаний, приобщения к науке и культуре. Каждый народ имеет не только свою географическую среду обитания, но и свой опыт, типы хозяйствования, орудия труда, земледелия и ремесла. Благодаря собственной культуре формируется склад мышления, специфический национальный характер и самосознание, рождаются представления и понятия, эмоциональный мир, развивается национальное достоинство, что и составляет духовный облик нации. На протяжении истории ее социальный опыт передается потомкам, что облегчает жизнь новых поколений и сохраняет жизнеспособность нации.

Среднее и высшее звено воспитания и образования формируют личность, приобретающую профессию и социальную зрелость. Окончив техникумы и ВУЗы, молодые люди включаются в социальную сферу производства и общения, строят свою семью, растят детей, занимаются общественно полезной деятельностью, следуют социально-значимым ориентирам своего народа.

Когда на этом пути, секты начинают внушать молодым людям, что родители неправильно их учили и воспитывали, а сам процесс воспитания и образования не нужен, то это воспринимается действительно как стресс. Постоянно внушается, что родители – демоны, ибо сами не понимают простой вещи, что надо стать членами сект и спасать себя и своих детей.

Однако, не так просто сделать выбор. Способные на компромисс долго хотят быть в хороших отношениях и с родителями, и с общиной; бескомпромиссные действуют по альтернативе – или родители, или община. Ситуация выбора вызывает нервно-психический стресс, который тяжело отражается на здоровье.    (11  с.95)

Страшно, когда ломаются, рушатся семьи, судьбы взрослых людей. Еще страшнее, когда в сети ловцов душ попадают дети. Оказывается, это родители, состоявшие в сектах, и водят своих детей на собрания сект. Это – разрушение механизма психологической защиты, насилие над неокрепшей детской душой.    (10  с.26)

Причины обращения в эти организации связаны с общим кризисом, переживаемым страной, и с экологической обстановкой. Социально-экономическая нестабильность, ухудшение материального положения и уровня жизни, отсутствие надлежащей государственной системы духовного и физического оздоровления непосредственно отражаются на физическом и психическом здоровье народа. В последнее десятилетие отмечается увеличение заболеваемости, смертности населения, рост числа алкоголиков и наркоманов. При этом резко ухудшается медицинское обслуживание, преобладание платного лечения, дороговизна лекарств, нехватка их в больницах, несостоятельность медицины в лечении ряда грозных болезней и т.п. Все это вынуждает многих обращаться  к экстрасенсам, всяческого рода врачевателям, применяющим методы восточной медицины, в различные лечебные центры, под рекламной вывеской которых развернули свою деятельность секты. Применяя авантюрные методы, они, по существу, усугубляют болезнь, вредят здоровью. Состав обращающихся неоднороден, но психологическая мотивация одинакова и очевидна – желание получить исцеление от своих недугов.

Все перечисленные разноплановые условия, факторы, причины, так или иначе создают в обществе благодатную почву для обращения людей к религии вообще и для вживания «новых религий». Кроме того, специфичность сект не исключает своих особых причин внедрения, при которых каждый может оказаться в этих новых духовных организациях. Это – агрессивно-тоталитарный характер многих из них, благодаря чему эти секты, сами по себе, без особых на то условий, завоевывают страны, куда проникают. Это происходит в силу созданной и отработанной в каждой секте своей системы воздействия на людей – от момента привлечения, до их закрепления в общине. Триединая сущность сект – новые идеи, характер вербовки и методы тайного («скрытого психонасилия» – по терминологии Дуброу) воздействия на сознание, чувства, волю – одна из основных специфических причин распространения тоталитарных сект в мире, а не только в России. Ни одна из мировых религий и ни одна из христианских конфессий не обладает такой системой обработки человека, какая существует в сектах, которая не оставляет за ним права выбора. Поэтому, от возможности оказаться в рядах сектантов не застрахован ни один человек.     (11  с.129) 

Рассмотрим содержание составных частей системы воздействия, чтобы в целом представить этот триединый механизм тоталитарного влияния на человека – доктрины, характера вербовки и методов обработки.

1.       Псевдорелигиозные заезжие миссионеры и проповедники в своих лекциях и красочной рекламе знакомят с новыми идеями, абсолютными «истинами», которыми обладают. Ищущим и интересующимся они предлагают свою помощь в осуществлении жизненных программ – обретения высшего смысла жизни, абсолютного счастья на земле, избавления от страдания и зла и т.д. Основной упор делается на «терапевтический» смысл – оздоровление человека и общества путем развития «сверхчувственных сил человека», раскрытия их, ибо, как считают лидеры, в каждом человеке скрыта единая божественная сущность. Рекламная информация, новые идеи, цели и обещания являют собой одновременно и первый этап в системе вербовки, этап знакомства.

2.       Сама система вербовки включает различные способы привлечения в объединения. У каждой секты существуют свои приемы, они не одинаковы в конкретных формах, но идентичны по существу и характеру – активны, агрессивны, многообразны и эффективны. У каждой секты отработана своя система подхода. Общей установкой сект на этой стадии вербовки является обращение к чувствам, настроению, к миру эмоций, чтобы понравиться, затронуть сокровенное в душе человека. На этой эмоциональной основе легче усыпить бдительность разума, его критическую способность и внушить веру в абсолютную ценность их новых идей и истин.

3.       Третья часть системы воздействия – методы и способы дальнейшей обработки вступившего в общество, в результате которой происходит изменение личности привлеченного. Комплексная система влияния показано подробно в начале главы.

Такая система обработки в тоталитарных сектах действует эффективно, так как всем своим содержанием осуществляет завуалированное, психологическое насилие над человеком, незаконный контроль его сознания. Под влиянием применения к адептам этой тонкой психотехники и происходят те радикальные изменения личности, которые видят родители, близкие, окружающие, но не сами сектанты. Как указывают многие исследователи, человек доводится до различной степени «психологической, интеллектуальной и социальной недееспособности, чрезмерной зависимости, аналогичным трансовым, бессознательным и наркотическим состояниям».

При эффективности воздействия системы нет гарантированного иммунитета от тоталитарных сект. Тем не менее, необходимо и возможно определить главные направления уязвимости человека перед ними. Основными условиями уязвимости следует считать различные жизненные конфликты и критические ситуации, факты биографии, вызывающие стрессовые состояния, напряжения душевных сил, снижение положительных эмоций, депрессию, апатию и безразличие, равнодушие к окружающим.

Не менее существенным фактором уязвимости человека перед сектами является психологическая предрасположенность для принятия абсолютных истин и многообещающих перспектив в жизни. Это такие душевные качества и состояния, как доверчивость и открытость, внушаемость, застенчивость, разочарованность, подавленное настроение, эмоциональная усталость от однообразия жизни, неудовлетворенность, неспособность постоять за себя, поиск нравственно-мировоззренческих ценностей и др. В этих состояниях люди оказываются открытыми в отношении пропаганды и рекламы сект, у них появляется интерес и желание «попытать счастья». Именно соотношение неблагоприятных жизненных ситуаций с соответствующей психологической настроенностью является условием поиска выхода из данных коллизий, который обещает та или иная секта.    (2  с.131)

В своем большинстве, в секты вовлекается молодежь, но приводят их туда разные причины. В качестве первой группы выделим тех, кто идет в секту в связи с некоторыми особенностями психического развития или страдает психическими заболеваниями. Обращаясь к специфике развития, что в целом здоровые молодые люди, находящиеся в кризисном периоде полового созревания, часто бывают странными и внушающими опасения. Однако все эти особенности представляют собой обычную возрастную попытку поиска своего пути. Что касается больных, то еще П.И.Мельников-Печерский, обдумывая причины общих черт людей, обнаруживающих тягу к сектам, писал: «В хлыстовские корабли по большей степени попадают люди нервные, раздражительные, потерпевшие в жизни, кто от житейского горя, кто от обид и огорчений. Забитые мужьями жены, обманутые или потерявшие надежду на замужество девушки, люди мечтательные, склонные к созерцанию, юроды, страдающие падучей болезнью. Такими людьми скорее, чем другими, овладевает восторг на радениях, им скорей являются призраки и видения, им громче и яснее слышаться неведомые голоса». Вследствие повышенной внушаемости их легко сделать слепым орудием в умелых руках и демонстрировать новичкам как особо «продвинутых духовно». Кроме того, ими пользуются для усиления психического заражения в группе, т.е. для наведения индуцирования религиозных переживаний на окружающих.

Какие виды психических отклонений способствуют уходу в секты? Здесь важно обратить внимание на то, что рост религиозности обладает буферным влиянием на стресс. Л.Френсис и Дж.Беннефт установили связь экзальтированной религиозности с психозом и неврозом. Как утверждает В.Мисснер, иррациональные формы религиозного опыта, включающие транс, экстаз, мистические переживания, чаще привлекают истериков, а культы, исповедующие переживания жертвенности, гипертрофии мотива страдания – депрессанты, в то время как идеи ненависти к врагам данного вероисповедания сильнее влекут к себе параноиков, нередко превращающихся в фанатиков. Каждому из упомянутых типов психических отклонений секта предоставляет подходящий тип разрядки напряженности.

Вторая группа представлена психически здоровыми людьми, но чаще всего неудачниками, т.е. с серьезными проблемами в семейной жизни или профессиональной деятельности. Можно сказать, что они страдают, прежде всего, от «престижной неудовлетворенности». Им остро не хватает внимания, уважения и любви близких. Такие нуждаются, прежде всего, в поддержке, превращающей их опять в детей. За эту поддержку (покровителя, учителя) они готовы на уважение и повиновение ему. Представители этой группы чаще всего приходят в секты из тех семей, где отсутствует душевное тепло, и царит жесткий, авторитарный стиль воспитания. Поскольку они бегут от боли, которую им причинил внешний мир, то ищут те формы поддержки, которые вновь делают их детьми, т.е. предпочитают организации близкие к структуре семьи, обеспечивающие внутригрупповое доверие и веру в определенные идеалы.

К факторам, влияющим на попадание в секты лиц данной группы, относятся возрастные кризисы развития, критические ситуации и переломные моменты личной биографии: первый год вне семьи, обстановка смены работы или ее потеря, влияние внезапной болезни или смерти близкого. К ситуационным факторам относят также развод, безработицу, переезд, отъезд на учебу. Возникший дефицит общения провоцирует у них возникновение и расцвет надежды, что не лучшая реализация себя в одном социальном окружении, не противоречит успехам в другом. Нарастает стремление нормализовать самоуважение, которое растет по мере того, как человек приближается к стандартам, установленным им для самого себя.

Третью группу наполняют самые полноценные и духовно развитые люди, стремление которых к высшим целям (весьма идеализированным), моральным и этическим ценностям остались невостребованными в обществе. Ведь даже самые прекрасные идеи и идеалы могут быть несвоевременными или нереалистичными. Так возникают социальная инфантильность, незрелость, вера в волшебные преобразования к лучшему, вызревающая в результате «типичных условий» воспитания. В условиях преднамеренного ограждения подростка и юноши от всяких обязанностей, от самостоятельных усилий по достижению каких-либо жизненных целей формируется инфантильность. Тогда появляется идея, что «здесь» (в этой семье, в этом обществе) воплощение идеалов невозможно, но есть люди и общества, где «эти идеи» уже воплощаются. Уже на этом этапе начинается построение “Модели Мира”, близкой к иллюзии, противостоящей неприемлемой реальности. Такая позиция толкает человека к поиску группы людей, понимающих и разделяющих его высокие стремления.

Вообще говоря, крах надежд на быстрое, легкое, почти волшебное воплощение своих надежд ставят человека перед выбором из четырех возможностей. Первое и наиболее бесповоротное решение - это самоубийство, в той или иной форме. Второе – это изоляция от общества вместе с другими отчаявшимися людьми. Третье – избавление от людей, которым приписывается ответственность за крах надежд. И, наконец, четвертое, и самое трудное решение означает излечение от иллюзий и полный отказ от помощи всемогущих волшебников, т.е. начало новой жизни в реальном мире. Понятно, что если молодой человек не решился на отчаянный шаг и еще не набрался мужества пойти по четвертому пути, то дорога в секту совмещает в себе вторую и третью возможности облегчения душевного состояния.

Здесь одна из значимых групп риска – подростки. Они еще относительно свободны от серьезной ответственности и обязательств, подобных наличию семьи или работы с полным рабочим днем. Недостаток личного опыта часто сопровождается у них наивностью и идеализмом, оставляя их открытыми для напыщенных обещаний и упрощенных ответов, предлагаемыми сектами. Для них это весьма действенный механизм достижения желаемого уровня социализации, особенно на фоне отсутствия собственного жизненного опыта в подростковом и юношеском возрасте. Как правило, это «домашние», чистые и добрые молодые люди. Они весьма неравнодушные, повышенно эмоционально чувствительные к чужой боли. Для снятия напряженности, возникающей от созерцания окружающей несправедливости, они видят один путь – быть приобщенными к чему-то самому главному, имеющему целью искоренение этого зла. И они с легкостью становятся на этот путь, двигались к возвышению себя («как деятеля, улучшающего мир») через причастность к «великой идее», за счет идентификации с лидером, воплощающим данную цель.    (2  с.271)

Таким образом, у приходящих в каждую из трех групп обнаруживается существенный дефицит в психическом или физическом здоровье, мешающий обрести социальное признание, либо дефицит в тепле человеческого общения, либо в условиях, позволяющих надеяться на воплощение идеалов. В своем исходном состоянии и при текущих обстоятельствах они или уже потеряли надежду состояться, или близки к этому состоянию. Возникшее психическое напряжение, глубинный конфликт провоцирует включение системы психологической защиты, побуждающей их изменить свое поведение и свою трактовку этого поведения.

1.3    Современное состояние духовного развития неслышащих людей.

Российское общество в последние годы озабочено проблемой, появившейся на Западе 20 – 25 лет назад: интенсивным и массовым освоением асоциальными личностями такой ниши для преступной деятельности, как психика и душа человека. Происходит это в форме организации различного рода групп, обещающих своим приверженцам самые желанные и ценные для них блага – духовные, социальные, материальные – в обмен на полное подчинение и поклонение лидеру, идеологии и дисциплине культа.

Причина кризиса более всего кроется в духовной опустошенности и неосведомленности значительной части граждан нашей страны. Однако, многовековой опыт показывает, что в структуре мотивации и волевых действий каждого человека всегда есть несколько взаимосвязанных уровней: физиологический, психический, душевный и духовный. В конкретных ситуациях их приоритеты могут изменяться, но стратегически высшим остается духовный уровень. Именно в нем проявляют себя религия, мировоззрение, идеология, культура, нравственность, социальность, правопослушность.

К сожалению, состояние духовно-нравственного здоровья нашей страны, т.е. их единства, целомудрия, целеустремленности, оптимизма, самоуважения в настоящее время находится под угрозой. Симптомов разрушения много: правонарушения, наркотики, распад семьи, ухудшение психического и физического здоровья, секты, внедрение западной псевдокультуры, неразборчивость в средствах и методах достижения целей.

Меняется в худшую сторону отношение к Отечеству, идеям патриотизма, общественным структурам, семье, традиционности, этнокультуре. Это сказывается и на преступности в нашем обществе, причем в особенно опасной части – на долговременную перспективу. Естественно, что все отмеченное разрушает национальную (в том числе и религиозную) безопасность нашей страны.    (7  с.9)

Понятие «национальная безопасность» зиждется на главнейших столпах жизнедеятельности общества: духовно-нравственном, политическом, экономическом, научно-техническом, экологическом, военно-оборонительном и иных. Оно опирается на всю систему национально-государственных ценностей и интересов. И здесь религиозный фактор становится весьма важным, так как смыкается с идеологией и мировоззрением, т.е. с глубинными источниками мотивации людей и общественных структур.

Деструктивные тоталитарные секты – иерархические и авторитарные организации или движения ныне нашли в России поистине благодатную почву.

Социально-экономические процессы в России способствовали возникновению сложной ситуации в сфере проблемы свободы совести. Пытаясь повлиять на эти негативные процессы, многие отечественные идеологи, политики и журналисты приветствовали и стимулировали появление массы иностранных проповедников и учителей для быстрого привлечения населения, в частности молодежи, к каким-то приемлемым принципам и правилам поведения.

Одновременно православная церковь долгое время воспринималась под влиянием многолетних штампов, как слабое, отсталое, аполитичное и консервативное учреждение. Была предана забвению роль православия в становлении и развитии России. Игнорировалось, что этнокультуры большинства наших народностей сформированы православием. Соответственно, зарубежные «стадионные» проповедники представлялись активными, красноречивыми, современными и привлекательными, способными умело общаться с массами. Таким образом, были искусственно созданы условия, когда заграничным миссионерам реально работалось значительно легче, чем отечественным православным служителям.

Мы все несем ответственность за тот разгул сектантства, который царит в России. Слишком часто мы остаемся пассивными и никак публично не выражаем наше отношение к происходящему.     (8  с.2-3)

В СССР обучение глухих было всегда направлено на то, чтобы они могли свободно общаться со слышащими людьми, хорошо считывали с губ, четко произносили слова голосом. К сожалению, здесь были свои перекосы, например, вообще запрещали жестовый язык. Но сегодня уже признано значение жестового языка, как языка родного для глухих. В некоторых странах, например в Швеции, в Америке, если человек не знает пальцевой азбуки и минимального набора из 20 – 40 жестов, не умеет объясняться с глухими, он не сможет стать ни полисменом, ни стюардессой, ни муниципальным работником. Во всем мире прослеживается тенденция к тому, чтобы облегчить глухим общение со слышащими людьми, т.е. научить слышащих людей, тех, кто по роду свое профессии часто общается с глухими, говорить жестовым языком.

Кто сегодня из проповедников владеет жестовым языком, тот и собирает вокруг себя аудиторию. Сегодня самая большая аудитория в нашей стране собрана баптистской церковью. В каждом городе баптисты изучают жестовый язык и ведут работу по созданию общины из числа глухих жителей данного города. Правда, многие глухие считают себя православными, не скрывают, что ходят в Православную церковь за святой водой, освятить куличи на Пасху. Говорят, что для нас, глухих, церковь евангельских христиан-баптистов тоже как православная, но не такая красивая, икон у нас нет, но зато есть общение на жестовом языке и, главное, жестовый язык знает наш пастор.

Еще одна община, достаточно распространенная в нашей стране, активно ведущая работу с глухими – «Общество Сторожевой башни» - «Свидетелей Иеговы». По свидетельству многих глухих, иеговисты действуют очень настырно и агрессивно – они фанатичны, не понимая этого – запугивают их.

Третья крупная конфессия, работающая с глухими, которая представлена в России, это корейская христианская церковь. Существует крупный центр корейской христианской церкви в Санкт-Петербурге, в самом здании петербургского отделения ВОГ.

Что же касается Русской Православной церкви, то на настоящий момент положение достаточно трудное. В Москве успешнее всех действует приход Патриаршего подворья на Новом Симонове: при храме есть воскресная школа для взрослых, ведется работа со спецшколами для глухих, но, к сожалению, далеко не все школы хотят видеть у себя православных священников.

В Петербурге недавно начала существовать православная община глухих. Создается община в Брянске, проводится договоренность православными священниками с педагогами местного интерната о переводе службы для глухих. В Ульяновске молодой православный священник, прошедший курс сурдоперевода, организует работу с глухими.

На сегодня решением проблемы церковного окормления глухих было бы преподавание жестового языка в семинариях по желанию тех людей, которые бы потом стали работать с глухими. Здесь интересен опыт такой католической страны, как Польша, где каждая семинария ежегодно выпускает 2 – 3 клириков, владеющих жестовым языком. Может быть не все из них станут работать с глухими, но зато клириков, работающих с глухими там достаточно, и поэтому сектантов нет, практически все глухие в Польше объединены вокруг католической церкви.

В православном храме у глухих есть возможность усвоить не вербальную, а зрительную информацию о вере через икону, прикладное искусство, но этого не достаточно. Кроме того, если будет достаточное количество священников, владеющих жестовой речью, хотя бы в каждом городе по одному в православном храме, то этим мы значительно улучшим сегодняшнюю социальную среду, в которой живут глухие. Ведь не секрет, что сегодня очень многие неслышащие люди не могут найти работу, пенсии не достаточно, чтобы удовлетворить свои потребности и, к сожалению, какая-то часть глухих уходит в криминальным мир. Такое негативное явление в последнее время усилилось вследствие разрушения производственной структуры, а также профессионально-образовательной подготовки, которая проводилась в доперестроечное время, когда было достаточное количество учебно-производственных предприятий для глухих. Поэтому церковь может помочь глухим в трудное время не опуститься, не пойти по «скользкому» пути.

Нужно стимулирование вероучений, сформировавших нашу этнокультуру и поддерживающих государственную власть, общество, семью, права и здоровье личности. Поэтому перед психологами стоят задачи не только выявления причастности к сектантству как таковому, но и конкретизации секты – правонарушителя. А это требует сравнительного анализа их догматических и мировоззренческих установок, что значительно проще осуществлять опираясь на опыт традиционных культуро-творческих вероисповеданий. Эффективность контактов с адептами культов и распознавания зависит от квалификации в области психологии, сравнительного богословия и религиоведения.    (7  с.3-5)

 



ГЛАВА 2
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ
НЕСЛЫЩАЩИХ В СЕКТЫ

2.1. Приемы, разрушающие личность при вовлечении в секту.

Ведущим к потере собственного «лица», прежде всего, выступает постепенное нарушение естественного баланса связей человека с его физическим и социальным окружением. В рамках основных целей секты для человека организуется ситуация, в которой не эффективны выработанные ранее защитные механизмы психики. Ряд исследователей пристально изучил особенности деиндивидуализации, создающей предрасположенность к контролю за мышлением и определяющей общую интеллектуальную и эмоциональную деградацию. Приведем список основных параметров по работам М.Т.Синчер и Р.Д.Лифтона.

1.       Контроль над временем человека (в том числе, временем на размышление).

2.       Содержание новичков в состоянии неведения и неспособности отдавать себе отчет о том, что с ним делают (поскольку нельзя выполнять программу реформирования мышления при полной компетенции и согласии участника).

3.        Создание жестко контролируемой системы, в которой тех, кто отступает от взглядов группы, заставляют чувствовать себя плохо, подталкивая их к мысли, что они врожденно неполноценные.

4.       Создание у новичка ощущения беспомощности и снятия этого неприятного переживания с помощью обеспечения его моделями нового поведения, удобного группе.

5.       Подавление прежнего социального поведения за счет манипулирования наградами и наказаниями, достижение нового состояния сознания. Использование нового состояния сознания для создания желаемого восприятия прежнего жизненного опыта (его переоценки).  (2  с.279)

 

6.       Использование методик, тормозящих процесс мышления.

Основными механизмами психического воздействия на новичков является внушение и заражение. Внушение представляет собой процесс особого воздействия на психику, не требующей полного  понимания материала, так как связана со снижением сознательности и критичности, как при восприятии, так и при реализации внушаемого содержания. В связи с этим информации, усвоенной при внушении, присущ навязчивый характере, который обнаруживается в том, что содержание, введенное внушением, с большим трудом поддается коррекции. К личностным факторам, повышающим внушаемость, относятся: неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, покорность, робость, доверчивость, тревожность, повышенная впечатлительность, слабость логического мышления. Внушаемость может возрастать и у уравновешенных, образованных людей в экстремальных ситуациях, а также при психических и физических перегрузках, усугубляемых продолжительной бессонницей. Все эти обстоятельства способны вызвать сужение поля сознания, вследствие чего на уровне подсознания облегчается запечатление не только внушаемых, но и сопутствующих событий или произнесенных кем-то слов.

Сигналы, введенные при внушении, подобны заброшенным крючкам, до поры до времени они остаются на периферии сознания, но затем, достаточно человеку услышать знакомую интонацию, увидеть особый жест, как в памяти немедленно всплывают целые блоки информации, ранее подготовленные формами внушения, которые направляют поведение новичков в желаемую группе сторону. В дальнейшем, при его попытке выхода из членства, «услышав» жест лидера или закрепленные внушением формулы, человек может вновь вступить на путь автоматического исполнения команд, т.е., как говорят «поплыть»!

Для заражения характерна идентичность переживаемых людьми эмоциональных психических состояний. Если при внушении имеет место намеренное целенаправленное воздействие, то при заражении – непроизвольная, спонтанная тонизация эмоциональных состояний. При внушении применяются в основном речевые воздействия, а при заражении – экспрессивные действия. В частности, заражение может вызваться возгласами, восклицанием, плачем, смехом, ритмическими движениями, аплодисментами. При этом хоровое исполнение жестами обладает мощным заражающим эффектом, а многочасовое повторение мантр, кроме того, - самовнушающим характером, что нарушает у человека ощущение реальности.

Длительная изоляция от внешнего мира меняет психическое и физическое состояние до неузнаваемости. Оно эффективно подготавливает к внушению, в том же направлении действует тяжелая физическая и психическая перегрузка и продолжительная бессонница. Массированная сенсорная депривация в большинстве случаев сопровождается не только ростом внушаемости. Активизируется один из видов психологической защиты – регрессия, которая выражается в явлениях деперсонализации и формировании растущей зависимости от некого значимого лица. Регрессия обнаруживается, прежде всего, в изменениях интеллекта, появлений примитивной, «черно-белой» или «все или ничего» логики. Такая примитивная логика опирается на разделение человечества на группу посвященных и чистых, с одной стороны, и группу нечистых профанов – с другой. На этой базе формируется и закрепляется дуалистический способ мышления «или – или» и связанная с ним контрастная «черно-белая» логика. Одновременно вырабатывается иммунитет против иных, новых способов видения мира, за счет сокрытия значимой информации, способной привести к изменению построенной таким образом системы. Практически это регресс и инфантильность, т.е. возврат к детскому мышлению. Сопутствующим явлением становится потеря чувства юмора и спонтанности.

Аскетический режим вызывает ломку обменных процессов и, как следствие, угнетение нервных клеток. Неподвижная поза, полузакрытые уткнувшиеся в стену глаза, однообразие звуков и запахов – все это изолирует мозг от внешнего мира, вызывая в коре о подкорке головного мозга стойкое торможение. Оно могло бы перейти в глубокий сон, если бы не навязанный ритм бесконечных повторений. Ритм формирует стойкий очаг возбуждения, вокруг которого возникает тормозная зона, блокирующая нервную систему. Вследствие такого торможения возникает ощущение безразличия, потеря интереса к окружающему миру и собственной жизни. Угасают эмоции и пропадают желания. По мере усиления звука торможение иррадиирует, охватывая все области коры, что и вызывает утрату ориентации. Тогда пространство и время как бы исчезают, и устанавливается сумеречное сознание без проблесков мысли. С течением времени нарастающая доминанта приводит к взрыву, сметающему преграды в виде тормозного кольца, и волна возбуждения охватывает весь мозг. На этом фоне появляются зрительные галлюцинации, иллюзии полета в сияющую беспредельность, освобождение духа. После подобных переживаний человек ощущает необыкновенный подъем, обновление, перерождение в новую сущность.

Изоляция от близких, знакомых, средств информации и т.п. приводит к сенсорной изоляции (депривации), а это, в свою очередь, формируя чувственный и эмоциональный голод, обуславливает депрессию, апатию, заторможенность, которые периодически сменяются эйфорией. При этом наблюдаются нарушения памяти, находящейся в прямой зависимости от уровня эмоционального возбуждения. На этом фоне облегчается формирование специфической узости мышления. Нарушения мышления поддерживаются исполнением специальных техник (пение жестами, произнесение молитв, монотонное скандирование, общение на «языках», рецитация мантр). Непрерывная концентрация внимания и сознания на словосочетаниях мантр (даже лишенных понятийного смысла) снижает  степень воздействия следов прошлой психической деятельности. Так организуется появление «чистого сознания» из которого исключено восприятие внешнего мира. Мозг в этот момент реагирует только на тот стимул, на который предварительно настроили человека. Это состояние близко к самогипнозу, когда снимаются системы логического контроля и отсутствует критика.

С целью ускорения трансформации психических свойств новичка нередко при посвящении вступающему дают новое имя. Это хорошо известный в истории прием, т.к. имя имеет глубинное воздействие на человека, и он трепетно относится к тому, кто и как его именует. Новое имя человек получал при ритуальной инициации, и оно облегчало ему переход в статус взрослого. Такой ритуал перехода в новое состояние отличается обязательным инструктированием инициируемых о том, как правильно вести себя в новом статусе. В современном обществе, в официальном общении принято использовать фамилии людей, в то время как обращение по имени мы склонны резервировать для друзей, родственников и лиц, от которых зависим. Даже самый демократичный человек способен обидеться, если к нему обратится по имени незнакомый человек или ребенок. У некоторых народов каждый человек имеет специальное имя, которое держится в секрете, а в обиходе используются только публичные, не «истинные» имена. За счет этого никто не в состоянии возыметь власть над отдельным человеком.

Личное имя есть символ социальной индивидуальности, т.е. той позиции, которую человек занимает в социальной жизни. Лишение этого имени говорит о том, что человек выводится из нормального взаимодействия, а наделение новым именем заменяет иной статус и иные обязательства. Еще К.Г.Юнг, анализируя психологический смысл обряда наделения новым именем при инициализации, пришел к выводу, что оно помогает быстрее забыть все прежние социальные роли и коренным образом изменить социальный статус. Переименование помогает забыть всю старую жизнь и прежних друзей. Другое имя предполагает и иную личность, обладающую совсем непохожими на старую качествами и даже новыми взглядами на свою прошлую жизнь (отчуждение).     (2  с.281)

Взрослые люди были вовлечены в секты в подростково-юношеском возрасте. Оценка психических последствий их действия позволила вычленить из стержневых проявлений – феномен зависимости. Он отчетливо выступает, прежде всего, в структуре специфических расстройств личности. Личность, как известно, - это человек со всеми социальными связями, усилия которого направлены на преобразование и созидание. Особенности изменений личности после воздействия на психику тоталитарных сект можно рассматривать как зависимое расстройство личности в структуре специфических расстройств личности по Международной классификации болезней 10-го пересмотра (CD-10). При этом наблюдаются общие критерии расстройств личности в когнитивной. Эмоциональной сферах, в сфере влечений, затрагивающих межличностные отношения. Эти сферы поражаются вследствие применений в сектах соответствующих, достаточно интенсивных психотехнологий. Так используется психологическое воздействие в виде манипулирования, в результате чего субъект не замечал, как это произошло, оказывается своего рода марионеткой, беспрекословно выполняющей волю «духовного наставника». Техника «контроля сознания» обеспечивает планомерное воздействие на процессы мышления, эмоции и волевые функции. При этом происходит переоценка ценностей, с формированием негативного отношения к членам семьи, утрачивается интерес к учебе, эмоции теряют свою ярость, выразительность.

Становлению феномена зависимости способствовало насаждение в тоталитарных сектах постоянного чувства вины, индуцированных фобий – навязчивых страхов, внушение необходимости искупить грехи за проступки прежних поколений, боязнь близости (в том числе интимности), потеря доверия, преследования и угрозы возмездия в случае ухода из секты. Избавить человека от такой фобии чрезвычайно сложно. Сектантам внушается иррациональная фобия на выход из группы: «Вы уже ступили на правильный путь, но если вы с него сойдете, произойдет нечто страшное с вами, с вашими родными, со всем человечеством». Поэтому люди панически бояться выхода из секты.

Наблюдения психиатров показали, что психические расстройства вследствие воздействия тоталитарных сект выявляются следующие:

-          Индуцированное бредовое расстройство (F24);

-          Депрессивный эпизод (F32);

-          Рекуррентное депрессивное расстройство (F33);

-          Невротические, связанные со стрессом и соматофорные расстройства (F4);

-          Генерализованное тревожное расстройство (F41.1);

-          Реакция на тяжелый стресс и нарушение адаптации (F43);

-          Посттравматическое стрессовое расстройство (F43.1);

-          Расстройство адаптации (F43.2).

Таким образом, есть основания рассматривать феномен зависимости как достаточно стойкий результат влияния сект с возвращением к инфантильному поведению, регрессом личности, которая выпадает из сферы активной, созидательной деятельности. И все это на фоне ухудшения психического и физического состояния. Конечный результат – порабощение.

Проблема превращения субъекта в зависимое от «духовного наставника» существо правомерно рассматривается в аспекте насилия над личностью с позиций агрессии. В «Словаре по психоанализу» агрессивность означает «тенденция или совокупность тенденций, проявляющихся в реальном поведении или фантазировании, цель заключается в том, чтобы навредить другому человеку, уничтожить, понудить к каким-либо действиям, унизить его и пр.».

Агрессия может выражаться не только в прямом действии разрушения или насилия. Согласно известным представлениям, агрессия является одним из распространенных способов решения проблем, возникающих в сложных ситуациях, вызывающих психическую напряженность (фрустрацию). Выделяют такие значимые формы агрессии (А.Басс, А.Дарки): физическая, вербальная, косвенная (окольным путем направленная на другое лицо), склонность к раздражению, негативизм (оппозиционная форма поведения), обида, зависть и ненависть к окружающим, подозрительность (убеждение, что окружающие должны причинить вред), чувство вины (возможна аутоагрессия).    (10  с.102)

Главное, что в психике подвергается глубинным и направленным изменениям, - это “Модель Мира”. Ее трансформация связана с перестройкой всей структуры прежнего опыта, того опыта и того мира, в котором человек жил до обращения. Изменение поведения, которое произошло под влиянием изменения установок, будет кратковременным, если ценности остались прежними. Поэтому усилия направляются на реальную или условную блокаду значимых мотивов, занимавших ранее определенное место в структуре личности. Тем самым создаются условия для появления нового ведущего мотива (секты). Новый мотив воспринимается как универсальный путь разрешения актуальных жизненных трудностей, снимающий необходимость логического анализа, активных самостоятельных действий. За счет этого достигается перестройка прежней иерархии мотивов, что и приводит к определенной личностной трансформации. Таким образом, достигается изменение иерархии в прежней системе ценностей. Для достижения этой цели последовательно и поэтапно изменяются базовые установки личности. Сначала, при ознакомлении (с чем-то ранее неприемлемым), на фоне специально сниженной эмоциональной чувствительности, отрицательная установка превращается в положительную. (Если нет эмоциональных оценок, то какая разница?) Зачем человек побуждается к проигрыванию в воображении этого ранее не приемлемого образа действий. На заключительной стадии достаточно укоренившийся новый образ претворяется в реальные поступки, сначала экспериментальные, а потом и привычные.

Перестройка “Модели Мира” включает в себя реорганизацию аппарата общения. Поскольку полностью меняются значимые партнеры по общению, то новые несут с собой и иные актуальные представления о реальности. А для исключения из памяти воспоминаний о прежних представлениях о мире обычно группа располагает набором специальных процедур, которые не допускают тенденции к «вероотступничеству».

В процессе построения иной картины Мира узаконивается не только новая реальность, но и те стадии, с помощью которых она поддерживается, а также поэлементно отвергаются все составляющие старых представлений. С помощью рационализации весь старый опыт перетолковывается в свете новых представлений. В этом процессе человек невольно «выпрямляет» свой жизненный путь, подстраивая прошлое к своему нынешнему образу «Я». Он вспоминает только те эпизоды прошлого, в которых видит истоки своей теперешней ситуации и забывает (вытесняет) те из них, которые противоречат его сегодняшнему восприятию себя.

Такое переосмысление прошлого, реинтерпретация, приносит с собой разрывы в индивидуальной биографии типа: до обращения и после обращения. Это включает в себя переоценку «задним числом» всей биографии и перенесение на прошлое новых схем интерпретации по формуле: «Я знал уже и тогда, но не вполне отчетливо…». Объявляются и новые мотивы, которые реально отсутствовали в прошлом, но которые теперь вносятся в прошлое, так как они необходимы для нового понимания того, что было тогда. При этом обнаруживаются несуразности и нестыковки между разными пластами этой новой “Модели Мира” и остатками старой. Тогда фабрикуются и вставляются в биографию дополнительно события, выполняющие вспомогательную роль – гармонизация старых воспоминаний с их новыми истолкованиями. На стадии кристаллизации нового представления мира происходит изменение идентичности. В этот период человеку помогают открыть в себе «новые глубины». Он признает привилегированный статус новых объяснений реальности и себя самого, т.е. меняет самовосприятие.    (2  c.285)

 

 

2.2 Особенности вовлечения неслышащих в секту.

В соответствии с целью исследования нами было организовано изучение причин , условий вовлечения неслышащих людей в секты. Исследование проводилось в 2000-2001 годах. Основными методами исследования были: наблюдение, беседы, анкетирование.

В процессе исследования нами были поставлены задачи:

1.      Выявить причины, побуждающие неслышащих людей идти в секты. 

2.      Определить, что удерживает глухих людей в сектах.

3.      Определить, какие из приемов вовлечения людей в секты оказывают наиболее эффективное воздействие на неслышащих.

Для решения первых двух задач было приглашено 15 неслышащих людей с разной степенью потери слуха, различного возраста.

Респонденты имели возраст от 22 до 40 лет. Образование: 8 человек учатся в политехникуме, 1 человек в высшем учебном заведении, остальные имеют среднее образование. Работа:  2 человека работают неполный рабочий день, остальные не работают. Семейное положение: одинокие – 13 человек, имеющих семью – 2 человека.

Основной способ общения у всех испытуемых – жестовая речь. Рассматривалось также время пребывания в сектах неслышащих (таблица 1).

Из таблицы видно, что стаж пребывания в секте различный. Большая часть опрошенных нами неслышащих людей находятся в сектах от 3-х и более лет. Это позволяет предположить, что выйти из секты достаточно трудно по многим причинам.   

Таблица N1

 

Время нахождения в секте.

Время нахождения в сектеВозраст

От 22 до 30 лет

От 31 до 40 лет

От 1 года

2

1

От 1 до 2 лет

2

2

От 3 до 4 лет

2

1

От 5 и более лет

2

3

 

 Неслышащим людям, попавшим под влияние секты, были предложены вопросы:

1.       Почему Вы пошли в это общество?

2.       Что проповедует это общество?

3.       Что Вас там привлекает?

4.       Что Вам нравится (не нравится ) в этом обществе?

5.       Что Вы знаете о православной церкви?

6.       Если бы в церкви был переводчик Вы бы пошли в церковь?

7.       По Вашему, что такое добро и человеколюбие?

8.       Как быть с традицией?

9.       Есть ли у Вас свободное время?

10.Как Вы его проводите?

 

 

 

 

Наряду с анкетированием, проводилась беседа, с теми из них, кто согласился ответить на вопросы.

Беседовать было очень трудно, на все вопросы давали стандартные ответы из Библии: «Богу - богово, кесарю – кесарево; нельзя - грех!»; и весь разговор поворачивали в сторону вербовки в свое общество.

Согласившиеся на беседу или анкетирование не работают или работают неполный рабочий день: «Чтобы было время для изучения Библии». Есть студенты техникумов, высших учебных заведений. На вопрос, где думают работать после окончания учебы: «Если Богу будет угодно, найду хорошую работу»…

По внешнему виду – бледные, неулыбчивые, чувство юмора отсутствует, заторможенность, делят все на «зло – добро», повышенная впечатлительность, слабость логического мышления.

Примитивная логика опирается на разделение человечества на группу «посвященных» и «чистых», с одной стороны, и группу «нечистых» профанов – с другой. Формируется и закрепляется дуалистический способ мышления «или – или» и связанная с ним контрастная черно-белая логика.

На все вопросы из анкеты отвечают цитатами из своих учений, одинаковых по смыслу у каждого, не имеют критичности в своих суждениях. Есть основания рассматривать феномен зависимости: обнаруживается несостоятельность, беспомощность в решении любых бытовых вопросов, полное подчинение своих потребностей общине.

Они «зомбированы», не признают научные факты и исследования: «Все от Бога!».

Повинуясь учениям своей секты, отвергают Православную Церковь, традицию, которая существует у каждой семьи, критикуют своих родителей и родственников, которые не с ними.

На все мои вопросы: «Отчего? Почему? Как?», в конце концов, получил весьма исчерпывающий ответ: «Мне трудно с Вами спорить. Мы друг друга не понимаем. Я – раба Бога, а Вы – раб дьявола».

Так, отвечая на вопрос: ”Что проповедует это общество ?”- рессподенты    отвечали   стандартными   фразами :  “О небесном Царстве ”,  “О Боге”, “О Иисусе” и “Что такое добро и человеколюбие?”- отвечали цитатами из своих учений, чисто механически.

Можно считать, что это особый тип верующих, бездумный и бездушный робот, лишенный собственных убеждений. У этих типов характеры:

-       единомыслие;

-       безоговорочное принятие доктрины;

-       слепое почитание Бога;

Результат этого означает потерю себя как личности, нарушение естественного баланса связей человека с его физическим и социальным окружением .

Для нас наиболее интересным был вопрос о том, что привлекает их в секте. Ответы, которые мы получили,  следующие:

-     “Внимательное отношение ко мне”

-     “Понимание”

-     “Наставления и проповеди”

-     “Атмосфера в обществе людей”

Получается, им не хватало в жизни внимания, уважения и любви близких.  Такие люди нуждаются, прежде всего, в поддержке. Они приходят в секту от равнодушия внешнего мира к себе. Возникший дефицит общения правоцирует у них возникновение и расцвет надежды, что не лучшая реализация себя в одном социальном окружении, не противоречит успехам в другом. Нарастает стремление нормализовать самоуважение, которое растет по мере того, как человек приближается к стандартам, установленным им для самого себя. Недостаток личного опыта сопровождается наивностью и идеализмом.

Можно утверждать, что глубокого понимания  сути секты и своего положения в ней, не наблюдается.

Их можно разделить на три группы:

1.    Те, кто идет в секту в связи с особенностями психологического развития .

2.    Здоровые люди, но с различными проблемами в жизни, в  семье, т.е. “неудачники”.

3.    Психологически здоровые и амбициозные, но невостребованные в обществе люди.     

Таким образом, изложенное позволяет рассматривать целесообразность коррекционных мероприятий, исходя из того, что члены тоталитарных сект являются жертвами психофизического насилия с глубоко деформированной структурой личности.

При решении третьей задачи дипломной работы мы опирались на знание приемов,    описанных в предыдущей главе и на собственные наблюдения.

Беседуя с неслышащими, посещающими секты, анализировалось, какие из выявленных приемов вовлечения в секту, наиболее эффективны.

Вовлекают неслышащих в секты по-разному. Самый распространенный способ – посещение квартир. Едва войдя, подчеркнуто вежливый сектант, одетый тщательно чисто, по моде американских клерков, начинает сразу «обрабатывать» адепта, делая это довольно назойливо и напористо. Под видом проповеди о Христе адепту четко и кратко излагается вся сектантская «премудрость», сопровождая набор цитат из Священного писания и обличением грехов современного мира. Если адепт заслушался или проявил какой-то интерес, то ему вручают пропагандистскую брошюру, и объясняют суть писания в журнале и обещается новое посещение в самом скором времени. После нескольких посещений и задушевных бесед адепта приглашают на собрание местной общины. Там все сектанты знакомятся с адептом вежливо, с вниманием, и проводят к наставнику, начинается задушевная беседа. Адепту в этом месте становится легко и приятно – кому не понравится, если в реальном обществе обделен вниманием, видит равнодушие к его проблемам.

Наиболее важным условием, на наш взгляд, оказывается достаточно изолированное положение глухого в обществе, ведущее к замкнутому образу жизни, а это, в свою очередь, форматируется чувственный и эмоциальный голод. 

Большинство неслышащих живут в своем замкнутом мире: спецдетсад, спецшкола, специнтернат… Очень немногие имеют хотя бы среднее специальное образование, а это значит, что рассчитывать на хорошо оплачиваемую и интересную работу никто из неслышащих не может. Театры, музеи, выставки без переводчиков недоступны. Что же остается, как самореализоваться в жизни, куда податься?

Тут им на помощь приходят сектанты. Неслышащие часто имеют недостаточно высокий уровень развития, о православии что-то знают, но разобраться, что к чему, не могут. А тут с ними ведут доверительные беседы на жестовом языке, сопоставляя изречения секты с реальной жизнью. Не понимая, что к чему, многие из неслышащих вольно или невольно становятся противниками Православной церкви. Ведь в массе своей, они очень доверчивы: “вот нашлись люди, которым я небезразличен, которые заинтересованы мной, которым интересны мои мысли”.

Большое значение в деле духовного развития неслышащих может и должна иметь Православная Церковь.

Думается, если бы в каждой Православной церкви был хотя бы один священнослужитель, владеющий жестовым языком, глухие не оказались бы в такой необычной ситуации, когда они чувствуют себя отверженными обществом, нуждающимися в посторонней помощи.

Приходя в православный храм, глухие вынуждены бы были общаться со слышащим миром, а это бы помогло им разорвать то состояние своего замкнутого мира, в котором есть свой Дом Культуры, своя пресса, свой круг общения, свой язык.

Мы живем в атмосфере современного мира, который не способствует духовному росту человека, а лишенного слуха тем более, ему нужна помощь.

Мы не знаем, будут ли специалисты для неслышащих вести уроки Закона Божьего и истории религий. Этот урок может привить неслышащим любовь и уважение к своей Родине, уважение традиций и сохранение менталитета. Этот урок поможет им не пойти на скользкий путь сектанта. «Тайна и сила России в православии»: как сказал сербский преподобный Иустин Попович.

 



 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Санкт-Петербурге сегодня неслышащие люди состовляют 5% всего населения. Многие из них оказываются вовлеченными в различные секты.

Причины здесь могут быть самыми различными. Прежде всего, это определенная изолированность неслышащих  от общества слышащих людей. Это и социально-экономическая нестабильность, ухудшение уровня жизни, что отражается на психическом и физическом здоровье людей.

Следует сказать о недостаточно активной роли Православной Церкви в привлечении неслышащих. Священников, владеющих жестовой речью, практически единицы. Многие неслышащие считают себя православными, иногда ходят в Православную Церковь, но служба им оказывается недоступной, так как нет переводчика.

Создается, в результате, благоприятная почва для сектантов, которые очень активны. Получая информацию о месте проживания неслышащих, они посылают к ним сектантов, владеющих жестовой речью.

Секта всесторонне вскрывает психологическую защиту личности, изменяя внутренний мир и подчиняя себе человека. Вместе с тем, нельзя забывать и того, что секта позволяет человеку справиться с кризисами жизни и заменить формой религиозного статуса отсутствие у него чувства достойного социального положения. Поэтому, стремясь оказать действенную помощь, надо предложить взамен ценностям секты нечто достойное – новые ценности и мотивы поступков. При этом нельзя упускать из виду, что религия может быть различной. Или это религия, способствующая развитию человека, помогающая раскрытию его собствен

ных человеческих сил, или такая, которая эти сила парализует. В тоталитарных сектах мы имеем дело с последней ситуацией.

Таким образом, тех кто вовлекается в секты, можно разделить на три группы:

1.                В качестве первой группы выделим тех, кто идет в секту в связи с некоторыми особенностями психического развития. Это в целом здоровые молодые люди, находящиеся в кризисном периоде полового созревания, часто бывают странными и внушающими опасения. Однако все эти особенности представляют собой  обычную возрастную попытку поиска своего пути.

2.                Вторая группа представлена психически здоровыми людьми, но чаще всего неудачниками, т.е. с серьезными проблемами в жизни общества или профессиональной деятельности. Можно сказать, что они страдают, прежде всего, от “престижной” неудовлетворенности. Им остро не хватает внимания, уважения и любви близких. Такие нуждаются, прежде всего, в поддержке, превращающейих опять в детей.

3.                Третью группу наполняют самые полноценные и духовно развитые люди, стремление которых к высшим целям (весьма идеализированным), моральным и этическим ценностям остались не востребованными в обществе.              

Из бесед с неслышащими и собственных наблюдений можно заключить, что основными способами вовлечения в секты являются:

-       Умение “обработать” адента, используя его достаточно изолированное положение в обществе;

-                   Использование достаточно ”беспомощного” положения неслышащего, трудности получения работы и т.д.;

-                   Окружение “любовью” и вниманием, в котором неслышащий нуждается;

-                   Создание жестко контролируемой системы, в которой тех, кто отступает от взглядов группы, заставляют чувствовать себя плохо, подталкивая их к мысли, что они врожденно неполноценные;

-       Отсутствие в школьных программах курсов по истории религии;

Таким образом, секты приносят огромный ущерб нашему обществу.

Противостоять их влиянию можно, если серьезно подходить к проблеме духовного развития неслышащих.

В первую очередь это повышение уровня психического развития неслышащего, развитие его логического мышления, умения критически осмыслить реальность.

Также, гораздо большую роль должна играть Православная Церковь в деле духовного окормления глухих.

 С.А. Фирсов

Международный Университет  семьи и ребенка                                                 Имени Рауля Валленберга, Институт специальной педагогики и психологии

 

                                  

Комментарии

я нормальн. слышащий человек

я нормальн. слышащий человек .Живу сейчас в ГЕРМАНИИ.БЫЛА В СЕКТЕ бЛАГОДАТЬ.до сих рвусь туда душой хоть уже прошло 5лет с ухода.нравилась атмосфера.но настораживало многое.особенно смерти людей без особых причин.когда умерла моя подруга я об этом узнала уже после похорон.не смогла больше там быть.уверена что под психич.возд.секты люди способны террять контроль над собой и совершать страшные вещи о чём потом толком не помнят.об методах эриксоновского гипн.знала с института.но все же не хотела верить что мы подопытные кролики.думаю что и по сей день моя психика не в порядке.есть иногда что то вроде ломки так тянет обратно.реально получить конс. и помощь кажется невозможно.ищут лишь крайние случаи с потер. имущ.или семьиюадреса помощи указ.на сайтах обычно не реальн.там или никого или или ооочень заняты.

Отправить комментарий

Отправляя эту форму вы принимаете политику конфиденциальности Mollom (antispam)