Что "слышат" и "видят" слепоглухие?

Александр Суворов – единственный в мире слепоглухой доктор психологических наук. Мы публикуем фрагменты его дневника, написанного во время поездки на Рождество 2014 года.

***

…После ужина я поговорил с Максимом Анатольевичем Селюниным. Я объяснял ему «покойницкую» сторону слепоглухоты, то, что слепоглухие вынуждены ждать, пока их навестят, пока куда-то сопроводят, что-то переведут... До Максима не доходило, что это не обязательно означает личностную неполноценность. Я личностно полноценен, но физически повышенно зависим, и в этом смысле - «покойник», то есть прозябаю, многого не могу без посторонней помощи. Вот сижу тут, кругом много народу, но пока никто не подойдёт и не начнёт со мной беседовать - я в пустоте, прозябаю. С моей личностной полноценностью это никак не связано, а связано с глубокой сенсорной депривацией. Максим назвал это жалобами. До него не доходит, что на самом деле это - просто беспощадно ясное понимание реальной ситуации. И нельзя иначе, потому что только так можно решать проблемы по мере их поступления.

Александр Суворов

***

Вообще это, конечно, тягостно - чувствовать себя на обочине общения, на обочине всего. Поскольку тут всё время гости и вообще многолюдно, связанное со слепоглухотой (или чем-то другим, так как бывает и у зрячеслышащих) чувство одиночества обостряется. Это сложно контролировать. Но и без конца всех теребить, требовать перевода... Слепая певчая Ольга спросила, понравилась ли мне служба. Я ответил: - «Начала христианской психологии» - интересная книга. Ольга не поняла, повторила вопрос, а я повторил ответ. И в третий раз так же. Она стала раздражаться: причём тут книга, если спрашивают про службу? Наконец до неё дошло, что я во время службы читал. - Тебе что, не переводили? - Нет. - Прости... А батюшка? Надо было ему сказать. - А батюшка всё видел. Я ж напротив него сидел. Ольга не знает, что это - самое обычное дело. Так всегда, везде. На любом заседании, на любом застолье, везде, где больше двух, во всяком случае, трёх человек. Узнав, что никто меня не обслуживает переводом постоянно, с утра до вечера, - Ольга за столом старалась беседовать со мной. Проявила инцицативу общения. Спасибо. Только такая инициатива и спасает. Тут главный такой инициатор - отец Мелитон... А Любу саму со всех сторон затеребили, только начнёт со мной говорить, как к ней кто-то обращается, и моя реакция не очень-то доходит...

***

Нужен не столько перевод, сколько - поштучное общение. С кем-нибудь по отдельности. Ну, были моменты пустоты, это неизбежно, однако в целом грех жаловаться - подходят, беседуют. И сами, и когда зову - слышат зов, спасибо. Эх я младенец... Уа...

***

Участие через переводчика в любых массовых мероприятиях - от службы в храме до многолюдного застолья, - несущественно, суета. Единственно важно, особенно в ситуации слепоглухоты - индивидуальное, личное, «поштучное» общение. И задача помощника - переводчика-сопровождающего, - не столько в том, чтобы посредничать между мной и остальными, сообщая слепоглухому слова и поступки этих остальных, - сколько организация непосредственных контактов слепоглухого с кем только можно. Вместо «перевода» - предлагать сказать самим. Благо все мы говорим на одном языке и знаем «зрячий» алфавит этого языка, и почти всех при желании можно научить дактилологии (в буквальном переводе с греческого - «пальцевому слову»). Мой Олег давно это понял, и именно так себя и ведёт, хотя, особенно в начале контакта, и не отказывается переводить. Этим отличается ситуация перевода слепоглухому от ситуации перевода с иностранного языка на русский и обратно. Там уж деваться некуда, переводчик должен переводить, поскольку я не знаю иностранного языка, а иностранец - русского.

Точно так же переводчик вынужден постоянно переводить, если слепоглухой не знает зрячего алфавита, а тем более владеет только жестовым языком. Писеев зрячих букв не удосужился выучить. Этим очень и очень существенно ограничил свои возможности общения. И в постоянном многолюдстве вокруг отца Мелитона мог, действительно, чувствовать себя неуютно. А зрячеслышащие это недопонимают. Им свойственно исходить из привычных поведенческих стереотипов, и главная ошибка - упорные попытки включить слепоглухого в массовку, вместо того чтобы организзвать как можно более широкое индивидуальное, личное, непосредственное общение.

***

Среди моих друзей осознали это немногие. Борис Михайлович Бим-Бад ещё на рубеже 1970 - 1980-х годов перестал приглашать меня на свои домашние застолья, а старался принимать меня у себя в гостях отдельно. Наталья Львовна Карпова согласилась на то, чтобы я, выступив на симпозиуме по психологии смысла жизни или на другом подобном мероприятии, уходил из конференц-зала в вестибюль, где любой желающий может потихоньку со мной побеседовать через переводчика или напрямую. На заседаниях лаборатории Виктора Кирилловича Зарецкого тоже сообразили, что информацию по обсуждаемым вопросам лучше заранее прислать мне по электронной почте, а тем, что я на заседании собственной персоной, по возможности пользоваться для моего прямого общения с коллегами. Иначе никакого включения меня в трудовой коллектив не получится, я буду чувствовать себя в пустоте.

Об Александре Васильевиче Суворове: «Я ослеп в трехлетнем возрасте, а оглох — в девятилетнем. Получилось так, что с детства творчество стало подлинным смыслом моей жизни. Сначала, конечно, это было предтворчество — игра–фантазирование в одиночку; затем первые опыты стихосложения, публицистика и, наконец, наука. Творческая мотивация достигла уровня одержимости. Вне творчества, без творчества я не мог и не могу представить своего существования...» Таков эпиграф сайта Александра Васильевича Суворова (http://www.avsuvorov.ru/), слепоглухого доктора психологических наук. А вот – основные вехи его пути: родился 3 июня 1953 в столице Киргизской ССР Фрунзе (ныне Бишкек). 13 сентября 1964 года начал учиться в Загорском (ныне Сергиев-Посадском) детском доме для слепоглухонемых детей. 9 февраля 1971 года вместе с тремя другими воспитанниками Загорского детдома был переведен в Москву, в экспериментальную группу лаборатории обучения и изучения слепоглухонемых детей НИИ дефектологии Академии Педагогических наук СССР. В сентябре 1971 года начал учиться на факультете философии МГУ им. М.В. Ломносова, в качестве стажера. Зимой был переведен на факультет психологии. В 1977 году закончил факультет психологии МГУ и был принят на работу в должности младшего научного сотрудника в НИИ общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (НИИОПП АПН СССР; теперь - Психологический институт Российской академии образования, ПИ РАО). 31 мая 1994 года защитил кандидатскую диссертацию на тему "Саморазвитие личности в экстремальной ситуации слепоглухоты". С июня 1994 года (в лагере "Орленок") начал преподавать в школах актива Детского ордена милосердия (дальше вел эту работу в Свердловской области и Подмосковье). С конца января 1995 года А.В. Суворов стал одним из пользователей Республиканского центра компьютерных технологий Всероссийского общества слепых (генеральный директор - С.Н.Ваньшин). Освоение компьютера со специальной приставкой сделало возможным защиту докторской диссертации меньше чем через два года после защиты кандидатской. 21 мая 1996 года защитил докторскую диссертацию на тему "Человечность как фактор саморазвития личности", стал доктором психологических наук. С сентября 1996 года стал преподавать слабослышащим студентам факультета дефектологии МГПУ имени В.И. Ленина спецкурс по совместной педагогике, основным содержанием которого стала докторская диссертация. С 11 октября 1999 года - действительный член Международной академии информатизации при ООН. В настоящее время работает в Московском городском психолого-педагогическом университете.

www.neinvalid.ru

Источник: http://neinvalid.ru © НЕ ИНВАЛИД.RU

Комментарии

Отправить комментарий

CAPTCHA
Проверка против спам-роботов.