Новогодняя проповедь в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы 31 декабря 2016 года

Мы часто слышим новогодние пожелания: «с новым годом, с новым счастьем!» Но с каким годом, и с каким счастьем. Нельзя сознательно желать нового, не зная итогов старого. Бесполезно стремиться к новому счастью, если мы ошибочно понимаем, что такое счастье.

Новый год – это первый день года. Празднуется во всех христианских государсвтах 1-го января, что считалось у римлян началом гражданского года. В средних веках день нового года в разных странах устанавливался не одинаково:

в Германии – новых год – день Рождества Христова, до полвины 16 века;

во Франции – новый год – день святой Пасхи, до 1556 года;

в Англии – новый год – 26 марта, до 1752 года;

у коптов – новый год – 1 августа;

у сирийских христиан – 1 октября по юлианскому календарю.

В Китае день нового года установлен за новолунием с 20 января по 18 февраля, такой же счет был в Японии и Корее, до 1872 и 1892 годов.

Русский церковный и гражданский новый год установлен на 1 сентября.

До сих пор Православная Церковь отмечает Церковное Новолетие 1 сентября по Юлианскому календарю.

Празднование нового года происходило торжественно, величаво, без буйств и игрищ и сопровождалось делами милосердия и правосудия.

1699 год по повелению Петра I, новый год установлен на 1 января с сохранением Юлианского календаря.

По свержению последнего Российского императора Николая II и установлении власти рабочих и крестьян в России, новый год утвержден на 1 января Григорианского календаря.

Какое значение празднования Нового года?

Мы часто слышим новогодние пожелания: «с новым годом, с новым счастьем!» Но с каким годом, и с каким счастьем. Нельзя сознательно желать нового, не зная итогов старого. Бесполезно стремиться к новому счастью, если мы ошибочно понимаем, что такое счастье.

Счастье – часть. С кем или чем у человека часть, с тем и такое  унего счастье. И если встреча первых часов первого дня нового года соединяется с обжорством, пьянством, блудом, разгулом страстей и пороков, с явными формами беснования  потерей самого себя, то какое же счастье будет в наступающем году?

Счастье – цель, к которой стремятся все. Но счастье понимается по-разному, так как и вкусы и желания и стремления людей различны. Словно играя в жмурки, мы гоняемся за счастьем, а когда, не поймав его, снимаем повязку с глаз, то видим что то, чего достигли, совсем не то, чего желали. Человеческая душа не может удовлетвориться в земных вещах. Бессмертность не сочетается с непостоянством, со слабостью и тлением. Все земное изменчиво: проходит как тень; пробегает как волна; увядает как цвет; исчезает как дым. Чем больше богатство, славы, развлечений, тем больше к ним желание. Но счастья нет. Сердце души не может удовлетвориться временным благополучием. Имей истинное благочестие, тогда будешь иметь истинное счастье. (Свт. Тихон Задонский) Благочестие – по определению епископа Феофана Затворника, «истинное благочестие – есть постоянное, искреннее, полное и всестороннее хождение в духе единой истинной и святой веры».

Для благочестия мало одной веры, основанной на проповеди Господа нашего Иисуса Христа. Необходимо исполнение в жизни требований веры. А это невозможно без страха Божия.

Страх Божий есть христианская добродетель, благоговение к беспредельной святости Божией и опасение оскорбить Господа нарушением Его святой воли. Такое настроение развивает в христианине особенную бдительность, смирение и непрестанную молитву. Христианин, исполненный страха Божия, всегда благоговеет пред Богом, старается сохранить ее в памяти, и в словах, и делах действенную Христову любовь, боясь потерять Её.

Преподобный Исаак Сирин поучает – «страх Божий  -  есть отеческий глаз, управляющий нами, пока не достигнем духовного рая». Есть тсрах Божий – новоначальных, а есть страх Божий и совершенных.

У новоначальных – страх Божий – начало добродетели, образуемый в сердце души, когда ум отстраняется от мирской суеты. «Начало премудрости – страх Господень», страхом Господним уклоняется всяк от зла (Притч. 15:27). Новоначальных страх Божий понуждает к покаянному деланию, уязвляет совесть, памятование о заботе о душе, память смертная, стыдливость, слезная молитва к Богу и внутренняя борьба за обладание душой добродетели.

У совершенных праведников благоговейный страх Божий переходит в любовь. «Я уже не боюсь Бога, а люблю Его, - говорил преподобный Антоний Египетский. «Бойся Бога из любви к Нему», - поучал преподобный Исаак Сирин. Страх Божий ведет в премудрости. Враг рода человеческого стремится изнать страх Божий из души человека посредством похоти плоти, похоти очей, и похоти гордости житейской. Как необузданный конь, свергнув всадника, несется неудержимо, так и душа, потеряв страх Божий, бежит в страну далече и пребывает у корыта свиней и ниспадает в пропасть.

В страхе Божием – сила истинного счастья.

Начало нового года – нелицимерное подведение итогов прошедшего. Искреннее благодарение Создателя – Творца, за помощь в прошлом году, твердое намерение в искоренении своих грехов и просьба Богу, чтобы мое счастье было только с Ним, - тогда остальное приложится.

www.effafa.ru

Комментарии

Отправить комментарий

Отправляя эту форму вы принимаете политику конфиденциальности Mollom (antispam)